Тема :
Аноним 11.06.2013

Мои руки в крови. Я сижу и смотрю на них, не знаю, что делать. Наверное, могу только рассказать о моей любимой, которую сам погубил. Погубил из-за этого кольца, которое подарила моя мать.

Я познакомился с моей Катенькой месяц назад. В тот вечер мы с друзьями решили сходить в кино на какой-то ужастик, не помню какой. Она сидела на следующим ряду подле нас. Свет еще не потушили, и я заметил ее неземную красоту (не смейтесь, правда). Девушка разговаривала по телефону с подружкой, и вдруг повернула голову и посмотрела на меня — наверное, почувствовала на себе взгляд. Я покраснел, затем извинился. Девушка улыбнулась и завела со мной разговор.

На следующий день мы гуляли в парке и много друг о друге узнали. Она любила ту же музыку, что и я, любила фильмы ужасов и прогулки по пляжу.

Мы встречались уже неделю, и я понял, что безумно люблю эту девушку. Вскоре я решил сделать ей предложение. Для этого я пригласил ее себе домой и рассказал матери об этом.

Мама была в ярости от моего заявления. «Ты что, совсем идиот? Ты сколько с ней встречаешься? Уже делаешь предложение?» — кричала она. Я долго ругался с ней, но настоял на своем.

Через некоторое время мама успокоилась, зашла к себе в комнату и вернулась уже с кольцом. «Это твоей любимой», — сказала она.

Не могу описать своё удивление. Полчаса назад орала благим матом, а теперь дарит кольцо. К чему бы это?..

В тот вечер все прошло по плану — я сделал Кате предложение (она была на седьмом небе от счасться) и, конечно же, согласилась. Я тут же надел на ее палец кольцо. Катя долго любовалась новым украшением — оно ей очень понравилось. Через две недели мы решили сыграть свадьбу.

Не буду рассказывать, что было на свадьбе, поскольку там ничего необычного не произошло. Трагедия произошла следующим утром, когда Катя не проснулась.

Я помню, как подумал тогда, что она просто крепко спит.

Врачи сказали, что она умерла из-за сердечной недостаточности. Я проплакал весь день.

Когда увозили тело, я украдкой снял с ее пальца кольцо. Даже не помню зачем — наверное, просто что-то заподозрил.

Через пару дней Катю похоронили.

В тот день я долго смотрел на это дивное украшение у себя в руках — вспоминал, как в вечер, когда я делал предложение, я надевал Кате на палец ЭТО. То, что её убило. Теперь я был в этом уверен.

Когда я проснулся следующим утром, в маминой постели обнаружил нечто, напоминающее какого-то невиданного зверя.

Я долго вонзал в него нож, но оно и так было мертво без моих ножевых ранений.

Теперь я пишу эти строки — и не знаю, что мне делать.

Аноним 11.06.2013

Жила супружеская пара, у которой был один маленький сын. Ещё до рождения сына отношения у пары были весьма шаткими. Через несколько лет в доме не проходило ни дня без драки между отцом и матерью. Ради сына они продолжали жить вместе, но ссоры между ними становились всё более ожесточёнными. Когда их сыну исполнилось пять лет, они уже ненавидели друг друга.

Однажды ночью, уложив сына спать, пара снова начала ссориться, и отец впал в такую ярость, что убил свою жену. Когда он пришел в себя и понял, что натворил, то решил спрятать тело. Он отнёс труп жены в гараж и положил в багажник автомобиля. Потом он поехал в горы. Под покровом ночи он взвалил тело жены себе на спину и понёс к ближайшему болоту. Он бросил её в зловонные воды и наблюдал, как труп погружается в топкую грязь.

Когда забрезжил рассвет, мужчина вернулся домой и принял душ. Но сколько бы он ни тёр себя, он не мог избавиться от тошнотворного запаха болота.

Он проспал несколько часов, а когда проснулся, начал думать, что он скажет, когда сын спросит, где мама. Он решил сказать мальчику, что мать переехала от них на какое-то время к своей сестре. Однако, когда сын проснулся, он ни словом не обмолвился о матери. Он лишь смотрел на своего отца, ничего не говоря.

Мужчина заподозрил, что мальчик чувствует запах грязи из болота, где он похоронил женщину. Он взял освежитель воздуха и стал распылять его по всему дому, надеясь, заглушить неприятный запах. От этого ему стало только хуже, он стал себя плохо чувствовать.

Прошло несколько часов, маленький мальчик смотрел телевизор в гостиной. Отец забеспокоился. Каждый раз, когда он заходил в комнату, он видел, как сын смотрит на него с недоумением. От этого отец ещё больше нервничал.

Он стал размышлять. Возможно, мальчик знает, что случилось, подумал он. Может быть, мальчик слышал, как он убивает его мать. Если его сын знает, что он натворил, возможно, его тоже следует убить...

Отец вошел в комнату, где его сын смотрел телевизор.

— Ты не хочешь меня о чём-нибудь спросить? — начал он.

Мальчик задумался на несколько секунд, а затем ответил:

— Да.

— Это о твоей маме? — спросил отец.

— Да.

— Вероятно, тебе интересно, где она?

— Нет, — сказал мальчик. — Мне интересно, почему лицо у мамы такое бледное, и почему ты весь день таскаешь её на спине.

Аноним 12.06.2013

Около двух месяцев назад у меня сломался компьютер. Понёс в ремонт — сказали, что перегорела материнская плата, мол, покупайте новый. Расстроенный, я пошёл домой. На следующее утро ко мне в комнату вошёл отец и положил на мой стол новый красивый системный блок. Попытавшись это чудо поднять, я приятно удивился — это был не пустой корпус, внутри были все нужные для работы комплектующие.

Первая вещь, которая должна была меня насторожить: видеокарта, жёсткий диск, сам корпус — всё было явно довольно новым и очень хорошим, и где отец взял такие деньги — неизвестно. Хотя у меня неделю назад был день рождения, и, может, отец таким образом запоздало подарил компьютер.

Включая компьютер, первое время я каждый раз испытывал состояние эйфории — такое быстродействие, такая графика, такой звук и столько памяти! Правда, иногда я натыкался на личные файлы бывшего хозяина — семейные фотографии с пикников, фотографии а-ля «я и моя собака», музыка, небольшие игры и прочие личные файлы, которые я толком не проглядывал. Хотя хозяина компьютера я таки стал узнавать по фотографиям — паренёк 19-20 лет, примерно моего возраста, кудрявый и слегка патлатый.

Но во время листания картинок я иногда натыкался на очень странные изображения. Это были JPG-файлы очень большого разрешения, но просто ужасного качества, будто бы снятую на телефон картину ещё и пропустили через редактор, уменьшая и увеличивая. Разглядеть удавалось только общие черты — на всех картинках была одна и та же обшарпанная голая стена, перед которой стояли какие-то люди. Детали разглядеть невозможно было, но смотреть на них было довольно неприятно.

Потом в дебрях папки «Windows/System32» я отыскал другие подобные фотографии, но лучшего качества. Теперь я уже видел, что это почти все дети, не старше 14-15 лет. Все стоят неестественно ровно, все смотрят вперёд, и у всех... что-то не так. То один мальчик слишком плотно закрыл глаза и сильно наклонил голову, то девочка странно завела руки за спину, то ещё одна покрыта странными чёрными пятнами. Вся эта кунсткамера располагалась в совершенно случайном порядке, однако некоторых персонажей я узнавал.

А в какой-то день я наткнулся ещё на одну «секретную» папку, спрятанную среди служебных каталогов. Это была всего одна папка «Models», содержащая изображения в формате JPG. Все файлы в ней были пронумерованы и подписаны — «model_01a», «model02_a», «model03_a», «model04_a», «model05_a», затем «model01_b» и так далее. Я открыл первое изображение, «model01_a». На ней была знакомая мне по уже найденным фотографиям девочка лет 12, которая странно закинула назад руки. Фотография была на этот раз отменного качества, будто бы снятая на хорошую зеркалку. Но теперь я увидел — та девочка не заводила назад руки, у неё рук просто не было.

«model02_a». Эта же девочка, только чуточку младше. Она в лёгкой курточке, однако курточка закатана до локтей — а от локтей ничего. «model03_a».

Аноним 12.06.2013

Наш мир совсем невелик, в нем обыденное, повседневное очень плотно переплетается с необычным, даже чудесным. Иногда они соседствуют настолько тесно, что когда ты вдруг сталкиваешься с тем, чему не место в твоей нормальной, тщательно обернутой целлофаном жизни, то в первую очередь удивляешься, как ты мог не замечать этого раньше.

Так произошло и с Затеевым. Он нашел идола, когда собирал грибы неподалеку от своей дачи, всего в паре десятков метров от дороги, ведущей в город. Год за годом он с семьей гулял здесь, иногда охотился, иногда выпивал с друзьями. Ему казалось, что он знает эти места, как свои пять пальцев, что за последние пятнадцать лет изучил здесь каждую кочку и каждый овраг. Судя по всему, он ошибался.

Идол стоял на невысоком холме, над аккуратной полянкой, и был окружен зарослями орешника. Затеев вздрогнул от неожиданности, встретившись с ним взглядом, и чуть не выронил наполовину полную корзинку. Только через несколько секунд до него дошло, что жуткое бледное лицо, возвышающееся над кустами, не принадлежит живому существу. Он подошел ближе, продрался сквозь орешник, и идол предстал перед ним во всей своей ветхой красе. Мертвый, молочно-белый ствол давным-давно погибшего дерева покрывала затейливая, но уже расплывшаяся от времени резьба, перевитая разной ширины трещинами. Глубокие провалы глаз и носа, оскал растянутого в зловещей улыбке рта не сохранили следов создавшего их лезвия, и оттого идол выглядел противоестественно живым, и казалось, что в черной глубине его взгляда прячется сознание. Затеев отер рукой выступивший на лбу пот и, повинуясь странному импульсу, положил перед идолом несколько самых красивых и больших подберезовиков из корзинки. Он сам не мог бы объяснить, зачем это сделал, но подобный вопрос даже не возник у него в тот момент. Просто так полагалось, так было нужно. Соблюсти древний обычай, чтобы сохранить в мире существующий порядок вещей. Потом он развернулся и быстро пошел прочь, прекрасно зная, что никогда и никому не расскажет об этой встрече.

Прошло несколько лет, и однажды, в пух и прах разругавшись с женой, Затеев вдруг вспомнил об идоле. Он сидел на диване, тупо уставившись в экран телевизора, слушая, как льется на кухне из крана вода, и думал о том, почему обычный разговор вдруг перерос в ссору, почему так ничтожно мало нужно для того, чтобы два вроде бы небезразличных друг другу человека стали — пусть и не надолго — злейшими врагами и принялись бросаться тряпками и обвинениями в злейших грехах. И вот тогда-то и пришло ему на ум воспоминание о забытом в лесу деревянном истукане, о пустых глазницах, неотрывно смотрящих в окружающее бытие, о застывшей деревянной улыбке.

Решение родилось само собой. Затеев встал с дивана, натянул джинсы, накинул куртку и, уже обуваясь, сказал громко:

— Я ухожу.

— Катись к черту! — ответила жена с кухни. В ее голосе, злом и полном слез, не слышалось ни нотки сомнения.

Аноним 12.06.2013

У моей бывшей девушки постоянно «срывало крышу». То она вечером от ночника рядом со своей тенью видела еще одну, то слышала, как ночью в ванной без света кто-то включает воду, хотя ее мать всегда свет включала, то у нее ночью часы переставали тикать. Я сначала на это дело смотрел с тревогой, но как-то после совместного чаепития с ее матерью узнал, что девушка пережила в детстве психическую травму — ее ночью покусала собака в каком-то сарае в деревне, и с тех пор у неё бзик на подобные вещи. Бояться с той поры я перестал, но на ее жалобы отвечал с пониманием, делая вид, что верю в реальность этих ее «глюков». Потом её мать уехала на две недели куда-то в Самару, и девушка стала ночевать у меня, потому что очень боялась оставаться одна в квартире.

Дня два все шло, как по маслу — фильмы, поцелуи, секс, выпивка... На третий день вышло так, что мы сидели у нее на квартире и там же решили заночевать (хочу отметить, что пока мы ночевали у меня, девушка была спокойна и ничего странного ей не мерещилось). Так вот, посмотрели мы какую-то комедию с Эштоном Катчером, попили чай и пошли в спальню. Когда уже стемнело, включили светильник (спать еще не хотелось) и начали болтать о всякой чепухе вроде ее подружек и учебы. Потом мне захотелось в туалет. Сходив в нужное мне место, я затем пошел на кухню налить себе еще чаю. И вот стою я, наливаю чай — а девушка вдруг как завопит в голос! Я заварник выронил от неожиданности и побежал к ней.

Она сидела на кровати с закрытыми глазами, тушь по лицу размазана — до сих пор понять не могу, как она за такое короткое мгновение умудрилась разрыдаться так сильно, с ее крика до моего прибытия около четырёх секунд прошло только. Но всё же — зареванная, колени прижала и трясется. Я спрашиваю, что у неё случилось. Она головой мотнула и отвернулась, потом пробормотала, что все хорошо. Я спросил — она, может, опять что-нибудь видела? Она говорит, что нет, просто внезапно в животе что-то кольнуло. Я успокоился, обнял ее, а потом, когда посмотрел на её лицо, перепугался: у неё на глазах сосуды как будто вздулись и были очень красные. Ломанулся я к аптечке, дал ей то ли «Максиган», то ли другое обезболивающее, чаю опять налил. Вроде успокоились.

Но когда спать легли, началось самое страшное. Она вроде уснула, а я все никак — чай крепкий был. Лежу, ворочаюсь и вдруг слышу, что по окну как будто скребет кто-то. Хочу повернуться, а моя девушка, которая, как я думал, спала, очень серьезно мне говорит — не оборачивайся. Я нервно посмеялся и опять попробовал развернуться, но девушка в меня вцепилась и говорит опять, чтобы я не поворачивался. Я замер и послушался. Потом скребло еще несколько раз с перерывами, и девушка при этом дышала очень глубоко. Затем все стихло. Я сам не заметил, как уснул.

Наутро все такой глупостью показалось, что я сам над собой посмеялся, но все-таки решил, что ночевать мы будем у меня только.

Аноним 12.06.2013

С некоторых пор я не доверяю людям. Имейте в виду — те, кто вам дороги, могут оказаться совсем не теми, за кого вы их принимаете.

Эта история началась больше трех недель назад и до сих пор не закончилась. У меня не так уж много знакомых, а друзей и вовсе нет, кроме одного — мы дружим еще со школы. После окончания школы наши пути разошлись, но мы до сих пор встречаемся раз в месяц, чтобы выпить пива и пообщаться, обсудить последние новости.

И вот, около месяца назад, мы в очередной раз встретились в баре. За кружкой пива друг рассказал мне, что познакомился с удивительной девушкой. У друга и раньше никогда не было проблем с противоположным полом (в отличие от меня), но таким восхищенным я его раньше не видел.

— Понимаешь, у меня такого раньше никогда не было, — рассказывал он мне. — Это судьба!

Я успокаивал его с долей скепсиса — мол, погоди, влюбленность пройдет, и взглянешь на нее другими глазами.

Прошло некоторое время, и четыре дня назад вечером мой друг завалился ко мне домой, попросив распечатать ему пару фотографий. На них были изображены он и та самая девушка — блондинка и действительно красавица — в обнимку где-то в парке. Он скопировал изображения мне на компьютер, я распечатал их и друг убежал к себе.

Я программист и в данный момент работаю над новой системой распознавания изображений. Уже сейчас написанная мной программа умеет выделять на изображениях лица людей и характерные признаки этих лиц (форма носа, ушей, родинки и прочее), потом сравнивать их с другими, хранящимися в базе изображений, и находить сходства и различия. От нечего делать тем вечером я засунул их фотографии в свою программу.

Через тридцать секунд я удивленно наблюдал за результатом. Программа успешно выделила на всех фотографиях только одно лицо — лицо моего друга. Лицо его девушки определить не удалось. Я не придал этому значение — подобные алгоритмы никогда не гарантируют стопроцентной уверенности. Вместо того, чтобы обеспокоиться, я углубился в поиск и исправление ошибок в моей программе.

Но три дня спустя ситуация была ровно такой же. На всех остальных фотографиях программа успешно выделяла лица людей, а на этих — только моего друга. В отчаянии я принялся «прогонять» ее по шагам.

Я корпел над одной из фотографий уже несколько часов, разбирая ее попиксельно, когда заметил, что цвета пикселей с фотографии не совпадают с тем, что я вижу. Цвета, которые программа забирала из изображения — на 80% это были красный и черный — не были похожи на те, которые располагались там — ведь там было лицо этой девушки, она блондинка с зелеными глазами — там просто негде было разместить такое количество черных и красных пикселей.

Я скопировал часть изображения, соответствующую ее лицу, в другой файл. Открыв его, я увидел то, чего и следовало ожидать — улыбчивое лицо девушки. Но я уже знал, что что-то не так.

Аноним 12.06.2013

Случилось это с моей сестрой Натальей. Сестра переехала жить к своему жениху в дом его покойного отца. Переписываясь с ней по Интернету, я понял, что не всё так хорошо, как казалось. Нет, на личном фронте всё замечательно было — любовь, все дела, но сестра рассказывала, что буквально с первой недели проживания там ей было тяжело находиться в доме. Плохо спала, часто болела голова. Кошмары, благо, не снились.

Её жених Андрей работал охранником, сутки через двое. И в ночи, когда его не было, происходила настоящая чертовщина. Поначалу в доме наступал могильный холод, который внезапно исчезал. Потом, когда сестра ложилась спать, в соседних комнатах слышалась какая-то возня. На кухне дребезжала посуда, открывались тумбочки, падали вилки, ложки. И всё время чувствовалось чьё-то присутствие. Доходило до того, что сестра спала со включенным светом и иногда с наушниками, чтобы не слышать звуков. Потом даже купила иконку. Поставив её на тумбочку у кровати, наутро она просто не нашла её. Купила вторую, и та тоже исчезла спустя две ночи. Причём, когда дома был Андрей, то ничего потустороннего не происходило.

Спустя месяц (может, больше) совместного проживания с Андреем Наталья особенно остро стала чувствовать в доме чужое присутствие. Закрывая глаза, она ощущала, что кто-то наклоняется над ней и дышит прямо в лицо. В тот день она легла спать и только закрыла глаза, как услышала, что кто-то идёт, громко стуча ногами, в её сторону. Сестра ещё подумала: «Андрей что ли? Так он на работе…». И спросила:

— Андрей, ты чего пришёл-то?

В ответ тишина, а шаги направились в сторону дивана, и человек вроде бы сел. В комнате абсолютная тьма, ничего не видно. А у Натальи сердце стучит — вдруг не Андрей?.. Она дрожащим голосом снова спросила:

— Андрей, ты чего молчишь?

— Да не Андрей я! — рявкнули в ответ и засмеялись зверским хохотом. Наталья просто похолодела вся, на глазах выступили слёзы, сердце в пятки ушло. Она схватилась за крестик на груди и стала шептать:

— Господи, если ты есть, спаси меня! Господи! Господи! — а сама уже реветь хочет, не может сдержаться. После закричала что есть сил, вскочила и побежала к выключателю. Включила свет, посмотрела на диван, а там никого…

Она снова бегом направилась к кровати, прижалась спиной к стенке, схватила телефон и позвонила Андрею…

Андрей приехал в 4 часа утра. Наталья не рассказывала ему раньше про звуки, про холод, про иконки — считала, что он отнесётся к этому с недоверием и посмеётся над ней. Но последний эпизод настолько ошарашил её, что она больше не могла здесь оставаться и потребовала продать дом и переехать на новое место. Андрей, конечно, впал в ступор, но потом и сам признался, что ему тоже в доме не нравится. И резкие перепады температуры он тоже ощущал. А потом его как током дёрнуло…

— Отец… Отец это, — сказал он.

— Что с ним? — спросила сестра.

Аноним 12.06.2013

Тогда мне было 19 лет. Одним осенним днем (дело было в середине октября) в моём небольшом городе проходил сквот, на который я пошёл вместе с несколькими друзьями. В качестве места было выбрано по каким-то причинам недостроенное здание, расположенное на краю города. Мероприятие началась приблизительно в 11 часов вечера. Примерно в час ночи появилась еще пара друзей, которые, по их словам, нашли старую тропинку, по которой до города можно дойти быстрее. Я это приметил — подумал, что, возвращаясь, надо будет её найти. Примерно в 3-4 часа ночи мне стало очень скучно. Музыка надоела, «обдолбавшиеся» друзья потихоньку отключались. Наркоманом я не являюсь и много на сквоте не пил — приверженец принципа «вёс хорошо в меру». В итоге я решил идти домой или к старому знакомому, который живет один и вечеринки не любит, а потому чаще всего трезв и способен составить приятную компанию кому угодно, ибо образован и неглуп.

Начал я искать ту самую тропу, благо строение не вплотную было окружено деревьями, а на некотором отдалении, поэтому небольшой просвет был заметен. У меня был слабый телефонный фонарик. Я был не то чтобы пьян, но и не трезв, и чувствовал себя паршиво. Было не облачно, и полумесяц вполне был способен освещать мне путь, хотя лес был довольно густым. Видел я примерно также, как вижу ночью в своей квартире в коридоре.

Когда я прошёл приблизительно сто метров по этой узкой и извилистой тропе, фонарик погас. Я пошел дальше, иногда спотыкаясь об корни деревьев и камни. Пройдя еще примерно пятьдесят метров, я услышал что-то вроде стона. Я не сразу понял, с какой стороны шёл звук. Немного испугавшись, я собрался, подумав, что это, вероятно, какой-то пьяница или бомж. Незаметно наклонился и начал ощупывать землю в поисках того, чем можно было бы дать отпор в случае нападения.

И тут я услышал нечто вроде крика или стона, вперемешку с каким-то шелестящим звуком. Я понял одно — кто бы это ни был, он кричит от боли. Звук шёл слева. Всё это время я стоял в полусогнутой позе, и, как только услышал звук, резко выпрямился, чувствуя, как сердце отбивает чечетку. Шелестящий звук двигался приблизительно в трёх метрах слева и пяти метрах спереди. Он двигался перпендикулярно тропе. И тут я услышал мужской голос. Я буквально почувствовал, как напряжена каждая голосовая связка говорящего — по голосву чувствовалось, что он испытывает дикую, невыносимую боль. «Помогите», — сказал он.

Мне стало не по себе. Я подался было вперед, подумав, что, может, этот человек ранен или еще что-то подобное. Но вновь раздавшийся шелестящий звук меня остановил. Я увидел силуэт. Насколько я мог предположить, он был с ног до головы обвешан какими-то черными тряпками. Размером он был метра под два (и очень широкий, как впоследствии оказалось). «Парень, помоги», — прохрипел он. Звук исходил не из района головы, а где-то из живота, если ориентироваться на человеческое телосложение.