Тема :
Аноним 01.06.2013

Сказать по правде, я всегда с сарказмом относилась к историям про сверхъестественное. Людей, рассказывавших о разнообразных страшилках, я делила на две категории: в первую входили люди впечатлительные, со слабой психикой, ну а во вторую я поселила банальных брехунов, для которых единственным способ произвести впечатление на окружающих было сочинить какую-нибудь историю.

25 декабря (католическое Рождество) мы решили провести в Болгарии, в Софии. Нас было четверо — одна семейная пара и я с мужем. Муж мой в своих взглядах на всё сверхъестественное и необъяснимое ничем от меня не отличался. Прилетели за два дня до праздника. Гостиницу забронировали заранее, по Интернету. Находилась она в самом центре столицы, в 100 метрах от главной площади города. Нас встретили, провели в номера. Отдохнув немного, мы решили прогуляться. Вернулись поздно ночью сытые и уставшие и легли спать.

Нас разбудил бешеный стук в дверь и громкие крики на русском. На пороге стоял наш друг, который сбивчиво объяснял, что «с Мариной что-то не то».

Картина, которая предстала перед нами в их номере, была по меньшей мере жуткой. Марина забилась в угол комнаты и рычала, как зверь. В руке она держала Библию из тумбочки, трясла её с нечеловеческой скоростью и издавала страшные звуки. Но хуже всего были глаза — они стали очень тёмными и злобными, совсем не были похожи на её прежние глаза. Было действительно страшно. Ребята вдвоём не могли уложить её на кровать — она царапала до крови себя и их. Из соседнего номера вышел мужчина. Увидев всё это, он быстро удалился к себе. Кое-как она успокоилась и уснула. А мы боялись закрыть глаза даже на секунду.

Когда Марина проснулась, всё было, как обычно — у неё было хорошее настроение. Она очень удивилась, увидев нас в своём номере в 7 часов утра. В то, что мы ей рассказали, она не поверила, пока не увидела в зеркале царапины на себе. Сначала даже пыталась оттереть их, думая, что это краска...

За завтраком мужчина, который стал свидетелем всего этого, демонстративно пересел от нас на приличное расстояние. А потом долго шептался с бел-боем, постоянно показывая в нашу сторону. После завтрака я отправилась проводить «допрос» этому парню. И он рассказал, что полгода назад в этом номере муж задушил жену. В общем, мы тут же попросили поменять нам всем номера, ссылаясь на то, что якобы там не солнечная сторона, дурно пахнет в туалете, ну и всё такое... Ничего подобного больше не произошло.

Аноним 01.06.2013

Мой отец привез из Африки, куда он ездил на командировку, отвратительную статуэтку. Уж не знаю, откуда он достал эту гадость — должно быть, продали прямо на улице как «сувенирчик». Статуэтка была покрыта бурыми пятнами и отвратительно пахла. Фигурка была сделана из странного дерева, которое легко было разбить, и представляла собой худого, странного человека; как я поняла, это был старик с впавшими глазами, тонкими конечностями и выступающими ребрами. Он стоял на пьедестале, на котором были выцарапаны какие-то письмена. Немного поиска в Интернете, я узнала, что на языке страны, которую посещал отец, это значит «третий». Будто назло, мой отец поставил ее в моей комнате. Мой разум, и без того переполненный подсознательными страхами и ужасающими образами из-за множества просмотренных фильмов ужасов, перенёс плохо присутствие жутковатого «третьего» в моей комнате. Сон, и без того беспокойный, покинул меня почти совсем. По ночам меня стало рвать, из носа часто шла кровь. Стали отслаиваться ногти, сама я сильно похудела.

До поры до времени я связывала свои недуги со статуэткой лишь в шутку, но когда меня в очередной раз вырвало, мой взгляд упал на неё, и эта мысль показалась мне не такой уж невероятной. Пришла идея найти какую-нибудь информацию про «третьего» в Интернете.

Нужные сведения я нашла довольно быстро. Оказывается, была расхожая легенда в той стране, которая гласила, что у одного вождя, чье имя я не в силах переложить на русский язык, было три сына. Но он не дал им имен при рождении, поэтому их называли Первый, Второй и Третий. Первый умер в детстве, Второй был здоровым и богатым, а Третий мучился разными болезнями. Легенда породила традицию, связанную с фигурками, изображающими этих сыновей: тому, кому желают смерти, дарят фигурку Первого (конечно, тайно от самого человека), а кому богатства и здоровья — фигурку Второго. А если вы желаете болезни своему недругу, то ему нужно каким-то образом подарить Третьего. Для того, чтобы снять проклятье, надо лишь избавиться от фигурки...

Я возликовала, не дочитывая статью (тем более что она была на английском, и я читала его медленно, пользуясь словарём). Схватив статуэтку, я с силой кинула её на пол. По поверхности Третьего побежали трещины, из которых начала течь дурно пахнущая жижа, напоминающая кровь. Преодолев отвращение, я подняла фигурку и переломила ее пополам. Из нее вывалился большой кусок тухлого мяса. Я всё убрала и выкинула в мусорку, успокоилась и стала читать статью дальше. К моему ужасу, я обнаружила, что дальше чёрным по белому говорилось: «Согласно поверьям, статуэтку нужно именно выкинуть, а не разбить. Если получатель разобьет её, то проклятье будет преследовать его всю жизнь».

Я сидела перед компьютером в прострации, не зная, что и думать. И тут раздался звонок в дверь — должно быть, вернулся кто-то из домашних. Как во сне, я встала и машинально пошла открывать дверь.

Аноним 01.06.2013

Я не могу сказать точно, когда все это началось. Наверное, сразу после моего рождения, ведь сколько я себя помню, моя жизнь всегда была адом. Зеркала — вот самый страшный мой кошмар. Меня иногда просто неудержимо тянуло к ним, где бы я ни была и что бы я ни делала.

В детстве я могла бросить увлекательную игру и начать малевать губы маминой помадой перед большим зеркалом в коридоре. Потом, разумеется, получала нагоняй, но, черт побери, я ведь даже не хотела этого делать! Меня словно заставляло что-то, чья-то чужая воля. Сейчас мне 20 лет, и я все так же зависима от зеркал, ничего не изменилось. Ну, разве что одна маленькая деталь — если раньше меня это пугало, то теперь бесит. Я ненавижу свое отражение — его глупую мимику, его идиотские движения, которые вынуждена повторять раз за разом. Боже, а какой у нее макияж! Я бы в здравом уме никогда такого не нарисовала. Ты меня бесишь, слышишь, сука? Бесишь!

И только глубокой ночью наступает кратковременный покой. Я заметила, что тогда зеркала словно теряли власть надо мной, и я могла немного пожить своей и только своей жизнью, не испытывая поминутной тяги достать зеркальце и припудрить носик. Я даже изменила режим, стала бодрствовать ночью. Но днем мне поспать не удавалось — что-то будило меня тащило к проклятому зеркалу, а в нем была она — свеженькая, дрянь, будто прекрасно выспалась. Да, это был ад.

Не знаю, сколько бы еще я так продержалась, но однажды все изменилось. Случайность, глупая и счастливая для меня случайность. Поздним вечером она стояла в ванной перед зеркалом и причесывалась, а я тупо повторяла все ее движения. Вдруг лампочка мигнула и погасла. Проникающего из коридора света было достаточно, чтобы различить силуэты, но мало, слишком мало, чтобы удержать меня. Я почувствовала, что меня больше ничего не сковывает, что я могу владеть своим телом. Пребывая в шоке от этого открытия, я подняла руку и покрутила ей перед лицом. А затем увидела, что она с ужасом смотрит на меня с той стороны. Я ухмыльнулась ей, и она позорно сбежала, но было уже поздно.

На следующее утро она вновь подошла к зеркалу. Как же, как же, надо же марафет навести. С опаской, правда, подошла. Но сначала я подыграла ей, упиваясь тем, что она больше мне не хозяйка — покрутилась, поправила волосы, нарисовала эти ужасные стрелки. А когда мы почти закончили, я протянула руку и коснулась зеркала. И она не смогла мне противостоять! Как в гипнозе коснулась своей рукой моих холодных стеклянных пальцев и растерянно моргнула, когда отражение исчезло. Я была здесь, позади нее. Быстро, не давая опомниться, я толкнула ее в спину и почувствовала, как по моим пальцам пробежал электрический разряд, они стали теплыми и… живыми. Я взглянула в зеркало, улыбнулась своему шокированному отражению и вышла из комнаты.

Знаете, ребятки, а ваш мир нравится мне гораздо больше моего.

Аноним 01.06.2013

Трудно найти работу бывшему заключенному. Дорога — только в грузчики или водителем. Но мне довелось попасть не туда — предложили мне «грязную работу», правильнее сказать, не для слабонервных. Работа была очень нужна срочно, и тут подвернулась вакансия — уборка останков с дорог после ДТП. Вы, должно быть, представляете примерно, с каким ужасом мне пришлось столкнуться. Проработал я примерно месяц. Руки, ноги, части тела — все повидал. Проклинал всех водителей, которые были виновниками этого кошмара, даже которых собирал по кусочкам в мешок. Спать я мог в сутки только по часа два. Больше не мог, перед лицом стояли изуродованные тела, кровь, внутренности...

Как сейчас помню — пришел я домой после ужасной уборки. Женщину переехал дальнобой. Тело все всмятку, ноги ее попали под тормозной путь, в общем, всё плохо. Я включил свет в своей комнате и услышал на кухне звон посуды. Я насторожился, взял в руку первое, что попалось — зонт, — и осторожно прошел в коридор. Резко включив свет на кухне, я увидел...

У меня подкосились ноги. Я не смог закричать — пытался, но не смог. Я только простонал. На полу моей кухни лежала та самая женщина. Одной рукой она пыталась подползти ко мне, а я не мог пошевелиться от ужаса. Длинная кишка волочилась за ней, она хрипела и двигала уцелевшей рукой. Один её глаз просто выпал. Весь пол был в крови... Холод пробрал меня, все волосы дыбом встали у меня на теле. Не выпуская зонт в руке, обеими руками я вцепился в дверной проем. Это произошло примерно за пять секунд, но по ощущениям будто прошёл целый час.

Взяв себя в руки, я кинулся к входной двери и судорожно начал открывать входной замок, но никак не мог открыть. В панике я решил как-нибудь успокоиться и ударил себя кулаком по лицу, внушая себе, что это всё галлюцинация. Не выдержав, я резко обернулся, и передо мной оказался еще один мертвец. Он стоял в метрах трех от меня. Кости ног и ребра торчали из него, челюсти не было, порванная кровавая одежда свисала лохмотьями. Впервые за свою сознательную жизнь я заревел вслух. Тут из комнаты послышался еще хрип и я понял: они тут все. Я не помню точно, как я выбежал из квартиры, но потом мне сказали, что замок был напрочь сорван.

Сейчас я нахожусь в психоневрологическом диспансере. Я не в состоянии находиться в темноте и боюсь остаться один. И я больше не могу так — иногда они возвращаются... и я вижу их всех...

Аноним 01.06.2013

Как-то раз довелось мне «подцепить» девчонку в ночном клубе. Потанцевали, затем у барной стойки посидели, естественно, угощал я. После договорились ехать ко мне. Но вышла неувязка — мой сосед (парень, с которым мы снимаем квартиру на время учёбы), тоже был с девушкой. Та приехала к нему с Киева, они уже три года вместе, а видятся лишь раз в месяц, а то и в два. Нарушать любовную идиллию столь страстной пары я не стал. Уже подумывал, что мне не повезло, и вот девушка вдруг предложила поехать к ней, якобы родителей у неё дома не было. Я обрадовался, да только не догадывался, что живёт она не в городе, а в его окрестностях — то ли в дачном посёлке, то ли в деревне. Пошарив по карманам и вытянув оттуда всю мелочь, которая осталась с клуба, решил нанять такси. «Довезёт хоть куда-то, там и дойдём, — подумал лукаво я, — может, и домой не придётся идти». Как я и предполагал, денег хватило лишь на полдороги, таксист высадил нас где-то в поле. Дорога оказалась очень плохой, везде была грязь (стояла середина осени), а при каждом шорохе в кустах глаза мои приобретали круглую форму. И вот, наконец, пункт назначения был достигнут. Дом стоял в самом центре деревушки, при этом был большим и страшным, как в фильмах ужасов 80-х годов. Девушка пригласила меня в дом, и я зашел.

Описывать дом, думаю, стоит: посреди залы красовался огромный камин в викторианском стиле, как в лучших домах Англии. Кругом было много чучел животных, отчего я сделал вывод про её отца, представив его охотником, и подумал, что после сделанного нужно незамедлительно делать ноги — а то у отца не будет особо шикарной улыбки на лице, если он застукает меня с его дочуркой, делающим ей «массаж». Пока я рассматривал прихожую, Анна (так её звали) предложила выпить. Ну где вы увидите человека, который откажется от предложенной девушкой выпивки? Спустя минуту она уже наливала в два бокала вино. Дальше была банальная болтовня, за которым в неравном бою с моей жадностью пало три бутылки вина (довольно хорошего, я подмечу). Тут меня осенило, что я немного опьянел. Немного — не то слово, вот вдрызг — именно оно.

И тут случилось нечто, из-за чего я до сих пор не хожу к незнакомым девушкам в гости и тем более не пью их дорогое вино. Сначала Аня сказала, что ей надо отлучиться. Предвкушая победную баталию, я остался один и стал рассматривать комнату. Уже минут пять её не было, и я понял, что пора идти наверх. В уме крутились различные картины, где я был главным актёром и сценаристом сразу. Дойдя до лестницы, я заметил под полом (наверное, в подвале) какое-то движение, но совсем не такое, которое бывает, когда мы слышим, когда пробегает кот или крыса. Двигалось явно что-то крупное. Я предположил, что внизу находится человека два, может, три. Чуть-чуть заволновался — что за сюрпризы такие? Ступая наверх тихо, я уже начал отчётливо слышать снизу шепот, который было не разобрать. Стало жутковато. Я решил спросить у Ани, что это.

Аноним 01.06.2013

Мне об этом рассказал мой знакомый Иван — абсолютно непьющий, добрый, простой мужик, не верящий ни во что странное и сверхъестественное. Впрочем, в этой истории почти и не было почти ничего странного, только очень страшное.

Стоял июль 1997 года, Ивану в ту пору было тридцать лет. В тайге на границе Иркутской области и Якутии бригада из десяти человек трудилась на лесозаготовках. Был белый день, работа кипела, деревья валились. Очередной срубленный ствол упал в густые заросли. Когда начали его поднимать, то взору открылась ужасающая картина: большая яма, битком набитая стоящими во весь рост трупами мужчин в арестантских робах. Как рассказал Иван, ужас, который он почувствовал, преследует его и по сей день.

«Трупы абсолютно не истлели, даже запаха никакого не было, там ведь вечная мерзлота. Прекрасно различались лица этих людей, у них блестели глаза, они не были даже закрыты. Мужчин было около тридцати. Они стояли во весь рост, тесно, плечом к плечу, руки у них были то ли сцеплены, то ли связаны. Яма была неглубокой — выше голов трупов где-то на полметра. Я думаю, что их поставили в яму живыми, покараулили ночку, чтобы не вылезли, и они умерли от пронизывающего холода. К тому же никакой крови и огнестрельных ран мы не заметили».

Вызвали милицию из поселка, который находился в 60 километрах. Участковый приехал к вечеру, спокойно, безо всяких эмоций, что-то записал в протокол и сказал, что таких ям у них в округе видимо-невидимо. А так как никаких документов при трупах нет, то нет и смысла заводить какое-то дело. В общем, участковый уехал. А рабочие предложили засыпать трупы землей. Над ямой сделали небольшой холмик, а сбоку установили деревянный крест.

Хотя никакой мистики в этой истории не было, Иван все-таки признает, что было нечто странное.

«Конечно, ничего удивительного, что трупы абсолютно не истлели — там ведь вечная мерзлота, даже трупы мамонтов в этой земле прекрасно сохраняются. Но меня удивило, то, что яма, хотя находилась в низине, не была залита водой. И дикие звери, и падальщики не тронули трупы. И в нескольких метрах от ямы не выросло никаких новых деревьев. Для сравнения скажу, в этом же году мы обнаружили в тайге самолет времен Великой Отечественной войны, так сквозь него проросли деревья! А тут — пустырь, ничего не выросло рядом с ямой, словно все случилось только вчера. А между прочим, все произошло в 30-х годах...».

Аноним 01.06.2013

Есть у нас парк, обычный такой — там мамы с детьми гуляют, парочки ходят, спортсмены занимаются: всё, как обычно. Парк поделен как бы на несколько секторов — футбольная площадка, возле нее картинг. Еще на территории парка есть церковь.

Моё знакомый Витя со своим другом Димой (им обоим по 20 лет) вдвоём гоняли ночью, часов в 11-12, на футбольном поле мяч — они часто так делают. И вдруг видят, что по полю картинга — а там снега было по колено — очень-очень быстро бегает женщина. Было темно, поэтому разглядеть лицо и одежду они не смогли. Витя говорит, что они еще смеяться начали — мол, что за чумная бегает в полночь по картингу. А потом им пришло в голову, что она не может так быстро бегать по такому глубокому снегу. А эта женщина уже наворачиавала не один десяток кругов. Потом она остановилась и побежала к лестнице и села под ней. Тут к ней подошли какие-то две девушки (которые тоже, видимо, наблюдали за этой женщиной) — но вдруг закричали в один голос и стали убегать от нее. А она выскочила из-под лестницы и начала ползать по-пластунски по полю картинга кругами с той же скоростью, что раньше. Тут Витя и Дима поняли, что пора делать ноги...

Витя рассказывал, что на следующее утро они пошли проверить снег на поле картинга — он был чист. Вообще ни одного следа, хотя снег не шел ночью.

Аноним 02.06.2013

Эта история произошла, по легенде, в конце XIX века, когда Якутия уже вошла в состав России и была, соответственно, разделена на районы и уезды. Официальными главами селений в то время являлись князья-«тойоны» из числа богатых якутов. Об одном таком князе из центрального района и рассказывает история.

Князь этот был деспотичным даже по меркам тех тёмных времён — забрал в своём селе всё народное добро себе, построил себе невиданную по роскоши усадьбу, высасывал все соки из бедняков и чинил суд по собственным искажённым представлениям. Однако же дань с населения исправно собирал и отправлял в центр, так что власти им были довольны и не собирались менять на другого.

Однажды осенним вечером в дом пришёл бродяга («кумалаан») и попросился на ужин и ночёвку — обычное явление для тех времён. Как правило, платили за эту услугу бродяги тем, что выполняли какую-либо работу по хозяйству, которую поручал им хозяин. Но этот бродяга выглядел настолько хилым, что князь, бросив на него надменный взгляд, велел выгнать его из двора (что грубо противоречит сельскому якутскому этикету — обычно даже самые испорченные богачи уделяли место таким гостям хотя бы в хлеву). Так и сделали. Но позже князь заметил, что бродяга как-то снова проник в усадьбу и ошивается у крыльца. Князь рассердился, велел поймать настырного гостя и привести к нему. Бродягу приволокли, и князь спросил у него, почему он не уходит.

— Негде ночевать, — жалобно ответил бродяга. — И есть хочется, а идти больше некуда.

— Если я дам тебе пищу и кров, то чем ты, оборванец этакий, сможешь мне отплатить? — насмешливо спросил князь, уже раздумывая, как поиздеваться над бедняком.

— Ну, я не особо много-то могу, — замялся тот. — Зато немного умею рассказывать олонхо.

Тут следует пояснить, что «олонхо» — это вид устного якутского народного эпоса, очень длинное (в десятки и сотни тысяч строк) песенное эпическое сказание о борьбе сил добра и зла. Мастера олонхо, способные часами и даже сутками напролёт безостановочно импровизировать и увлекать слушателей, весьма почитались в дореволюционной Якутии, когда у народа было мало развлечений.

— Да ну? — не поверил князь. — Ты? Мастер олонхо?

— Ну, людям вроде нравится, как я рассказываю, — неуверенно ответил бродяга.

Князь не очень поверил ему, но вечером всё равно делать было нечего, и он решил дать шанс гостю. Олонхо послушать ему хотелось, а если бродяга соврал, то потом можно ему за это устроить страшную кару — тоже неплохое развлечение.

— Тогда оставайся, — разрешил он. — Будешь мне перед сном рассказывать олонхо, пока я не усну. И горе тебе, если твоё олонхо мне не понравится!

На том и решили. Князь опять показал себя не с лучшей стороны и дал гостю в качестве места для ночлега самый дальний и холодный угол дома, где просто постелили жесткую шкуру на пол.