Тема :
Аноним 31.05.2013

Мне было семь лет, брату пять, лето мы проводили в деревне с бабкой. Бабка на самом деле была прабабкой, но достаточно бодрая, держала поросят и другую живность. За нами особо не следила и мы большую часть времени были предоставлены сами себе. Единственным ограничением был запрет выходить за двор. Но нам и во дворе было много развлечений. Например, огромный дворовый пес — у него была будка, а его цепь позволяла бродить ему по большей части двора. Сначала мы развлекались тем, что дразнили его и отбегали на безопасное расстояние (цепь не позволяла ему нас достать), но скоро это наскучило, потому что он к нам привык, лаять на нас перестал и вообще стал к нам настроен миролюбиво. Позволял себя тискать, обнимать, трепать его по шерстке, а бабка разрешала нам выносить ему еду в миске.

Особым развлечением были вечерние посиделки вне двора. С внешней стороны забора была скамейка, спинкой служил сам забор, на этой скамейке вечером, закончив хозяйственные дела, собирались бабкины подружки. Вели свои старушечьи разговоры, мыли кости знакомым, да грелись под заходящим солнцем. Нам с братом на это время позволялось бродить по дороге, бегать за уличными псами или возить палкой по лужам. Эти вечерние прогулки вне двора радовали нас — все-таки развлечений улица давала больше, чем двор. Поэтому, как только начинало вечереть, мы канючили с братом в два голоса: «Баба, пойдем погуляем». В одну из таких прогулок мы прошли по дороге чуть дальше. Через три дома дорога поворачивала направо, превращаясь в грунтовую, и вела к трассе, к выезду из деревни. А перед поворотом мы увидели дом. Дом как дом, только окна заколочены, и огород ровно зарос сорной травой. К дому мы даже не подошли — бабка позвала нас, и мы вернулись под ее бдительный взгляд. Поздно вечером, уже лежа в кроватях, мы обсуждали с братом тот дом: он показался нам загадочным, и загадку эту требовалось отгадать.

На следующее утро мы решили нарушить запрет на выход со двора и исследовать тот дом. Просто вышли за калитку — были уверены, что бабка нас не хватится. Дошли до того дома и просто перелезли через низкий забор. Днем дом казался совсем обычным; ну, окна заколочены, ну, на двери замок. Ничего страшного или необычного в доме днем не было. Мы обошли вокруг, всё вокруг поросло травой, было жарко, пахло пылью, слышались звуки птиц и даже голоса людей с дороги. Было тихо и как-то безмятежно. Сделав пару кругов вокруг дома, мы были разочарованы и решили возвращаться.

— Я пойду в туалет, — сказал брат.

— Сделай это здесь.

— Нет, не могу здесь.

— Да какая разница?..

Но всё же он не стал справлять нужду во дворе. За огородом был туалет, и брат пошел туда.

«Дурак, — подумал я, — мог бы и в траву, ждать его теперь». Я сделал еще круг вокруг дома, попытался заглянуть в заколоченное окно, но там было темно, и ничего я не увидел. Мне надоело ждать, и я пошел к туалету, распахнул дверь — там никого не было.

Juja 01.06.2013

На летние каникулы поехал к другу в Рязанскую область. Не доезжая до пункта назначения километров десять, шофёр, с которым я ехал, высадил меня у автобусной остановки — сказал, что через полчаса проедет автобус, на нём я и смогу уехать. Делать нечего, стал ждать. На остановке, кроме меня, был ещё мужик в праздничном костюме. От нечего делать я стал смотреть по сторонам и увидел, что примерно в километре от остановки были кладбище и дорога, ведущая к нему. По этой дороге двигалась похоронная процессия — катафалк, за ним люди, машины и почему-то огромный фургон. Я любовался этим зрелищем минут пять, а потом... процессия начала таять в воздухе! Обернулся к мужику в костюме и понимаю что он тоже видит это, но реагирует спокойно. Будучи в шоке, я просто сел на землю, и тут мужик сказал:

— Пару лет назад здесь авария была, фура протаранила процессию. Все погибли. Их тут частенько видят...

— А покойник? — почему то спросил я.

— А что покойник? — мужик поправил галстук. — Как видишь, почти здоровый и почти живой...

Аноним 01.06.2013

Когда мне было года три (в 90–м году где–то), родители из Москвы отдали меня на воспитание дедушке и бабушке в Белоруссию, в маленький городок под названием Белоозерск, состоящий всего из нескольких кварталов. Там я и рос около года.

У меня сохранилось такое воспоминание: я просыпаюсь ночью оттого, что мне слишком жарко. Я укутан в ватное одеяло и, как обычно, зажат между храпящей бабушкой и настенным ковром. У противоположной стены стоит сервант с хрусталем и стеклянными лебедями. Квартира находится на втором этаже пятиэтажки. В комнате темно, предметы различимы лишь благодаря слабому лунному сиянию. Я смотрю из–за бабушки на этот сервант и вдруг начинаю как бы видеть сквозь него. За сервантом возникает силуэт бегуна — незнакомого бегущего в мою сторону мужчины. Он как будто бежит на меня, но различим только его силуэт. На бегу мужчина говорит задыхающимся голосом: «Подапси–подапси–подапси–подапси–подапси–подапси…». Наконец, он добирается до серванта, выбегает из него, пересекает всю комнату, проходя насквозь лежащую бабушку и меня, и исчезает за противоположной стеной. Бабушка ничего не почувствовала, а я отчетливо ощутил, будто что–то проникло сквозь моё тело.

Я полежал–полежал и уснул. А утром я повторял дедушке и бабушке услышанное ночью: «Подапси–подапси–подапси». Они очень умилялись.

Я сейчас это вспоминаю, и эта картина перед глазами стоит по-прежнему очень красочно. Мне даже хочется поинтересоваться у дедушки и бабушки, не умирал ли кто в то время в доме.

Аноним 01.06.2013

Произошла эта реальная история совсем недавно с моей молодой подругой Ириной. Она с мужем и четырехлетней дочкой переехала в новую квартиру. Она была счастлива, что смогла, наконец, перебраться из общежития, к тому же прежние хозяева привели жилище в надлежащий вид, и ремонт ему не требовался. Даже мебель была в таком состоянии, будто её только купили.

Ирина решила поделиться своей радостью с подругами и пофотографировать квартиру, чтобы потом выложить снимки в социальной сети «В Контакте». Когда она снимала оставшиеся от предыдущих хозяев предметы мебели, дочка сначала ходила за ней, но быстро потеряла интерес и пошла смотреть телевизор. Оставив девочку наедине с мультфильмами, она закрыла дверь и сфотографировала старинный комод, стоящий слева от входа в комнату.

Ирина выложила фотографии в Интернет, как и хотела. Позже, проверяя реакцию друзей, она увидела комментарий подруги под одной из фотографий:

«Чьи это ноги под дверью?».

Ирина написала в ответ ей личное сообщение:

«На фотографии с ногами — моя дочурка. Она тогда в комнате сидела. Я даже не думала, что она в кадр попадёт, но получилось забавно».

Ответ пришел незамедлительно (Ирина рассказала мне, что тогда она как раз осваивалась с «быстрыми диалогами»). Женщина перечитывала текст несколько раз:

«А разве у твоей дочки по шесть пальцев на ногах?».

Всмотревшись в фотографию, Ирина увидела то, из-за чего её покрыл холодный пот: из-под двери виднелись маленькие детские ножки, на которых было в общей сложности двенадцать аккуратных пальчиков. Кадр был очень чётким, это не было похоже на дефект съемки или снимок с долгой экспозицией: Ирина давно увлекается фотографированием и знает в этом толк.

В тот момент ей показалось, что в квартире стало холоднее. Она уставилась на монитор, боясь даже посмотреть в сторону двери. Тут она вспомнила, что именно в той комнате играет сейчас её дочь. Чувство страха никуда не делось, но материнский инстинкт взял верх, и Ирина побежала в комнату. Дочь сидела там и мирно играла.

Через несколько дней выяснились и другие странные особенности новой квартиры. По ночам в кухне что-то громко стучало, спальня иногда за считанные мгновения становилась ненормально холодной, время от времени из ниоткуда появлялся неприятный запах. Памятуя о недавно просмотренном «Паранормальном явлении», Ирина решила не ждать, пока потустороннее проявится в полную меру, и упросила мужа взять другую квартиру. Поначалу тот не хотел этого делать, но после пары бессонных ночей согласился, как миленький.

Аноним 01.06.2013

Сказать по правде, я всегда с сарказмом относилась к историям про сверхъестественное. Людей, рассказывавших о разнообразных страшилках, я делила на две категории: в первую входили люди впечатлительные, со слабой психикой, ну а во вторую я поселила банальных брехунов, для которых единственным способ произвести впечатление на окружающих было сочинить какую-нибудь историю.

25 декабря (католическое Рождество) мы решили провести в Болгарии, в Софии. Нас было четверо — одна семейная пара и я с мужем. Муж мой в своих взглядах на всё сверхъестественное и необъяснимое ничем от меня не отличался. Прилетели за два дня до праздника. Гостиницу забронировали заранее, по Интернету. Находилась она в самом центре столицы, в 100 метрах от главной площади города. Нас встретили, провели в номера. Отдохнув немного, мы решили прогуляться. Вернулись поздно ночью сытые и уставшие и легли спать.

Нас разбудил бешеный стук в дверь и громкие крики на русском. На пороге стоял наш друг, который сбивчиво объяснял, что «с Мариной что-то не то».

Картина, которая предстала перед нами в их номере, была по меньшей мере жуткой. Марина забилась в угол комнаты и рычала, как зверь. В руке она держала Библию из тумбочки, трясла её с нечеловеческой скоростью и издавала страшные звуки. Но хуже всего были глаза — они стали очень тёмными и злобными, совсем не были похожи на её прежние глаза. Было действительно страшно. Ребята вдвоём не могли уложить её на кровать — она царапала до крови себя и их. Из соседнего номера вышел мужчина. Увидев всё это, он быстро удалился к себе. Кое-как она успокоилась и уснула. А мы боялись закрыть глаза даже на секунду.

Когда Марина проснулась, всё было, как обычно — у неё было хорошее настроение. Она очень удивилась, увидев нас в своём номере в 7 часов утра. В то, что мы ей рассказали, она не поверила, пока не увидела в зеркале царапины на себе. Сначала даже пыталась оттереть их, думая, что это краска...

За завтраком мужчина, который стал свидетелем всего этого, демонстративно пересел от нас на приличное расстояние. А потом долго шептался с бел-боем, постоянно показывая в нашу сторону. После завтрака я отправилась проводить «допрос» этому парню. И он рассказал, что полгода назад в этом номере муж задушил жену. В общем, мы тут же попросили поменять нам всем номера, ссылаясь на то, что якобы там не солнечная сторона, дурно пахнет в туалете, ну и всё такое... Ничего подобного больше не произошло.

Аноним 01.06.2013

Мой отец привез из Африки, куда он ездил на командировку, отвратительную статуэтку. Уж не знаю, откуда он достал эту гадость — должно быть, продали прямо на улице как «сувенирчик». Статуэтка была покрыта бурыми пятнами и отвратительно пахла. Фигурка была сделана из странного дерева, которое легко было разбить, и представляла собой худого, странного человека; как я поняла, это был старик с впавшими глазами, тонкими конечностями и выступающими ребрами. Он стоял на пьедестале, на котором были выцарапаны какие-то письмена. Немного поиска в Интернете, я узнала, что на языке страны, которую посещал отец, это значит «третий». Будто назло, мой отец поставил ее в моей комнате. Мой разум, и без того переполненный подсознательными страхами и ужасающими образами из-за множества просмотренных фильмов ужасов, перенёс плохо присутствие жутковатого «третьего» в моей комнате. Сон, и без того беспокойный, покинул меня почти совсем. По ночам меня стало рвать, из носа часто шла кровь. Стали отслаиваться ногти, сама я сильно похудела.

До поры до времени я связывала свои недуги со статуэткой лишь в шутку, но когда меня в очередной раз вырвало, мой взгляд упал на неё, и эта мысль показалась мне не такой уж невероятной. Пришла идея найти какую-нибудь информацию про «третьего» в Интернете.

Нужные сведения я нашла довольно быстро. Оказывается, была расхожая легенда в той стране, которая гласила, что у одного вождя, чье имя я не в силах переложить на русский язык, было три сына. Но он не дал им имен при рождении, поэтому их называли Первый, Второй и Третий. Первый умер в детстве, Второй был здоровым и богатым, а Третий мучился разными болезнями. Легенда породила традицию, связанную с фигурками, изображающими этих сыновей: тому, кому желают смерти, дарят фигурку Первого (конечно, тайно от самого человека), а кому богатства и здоровья — фигурку Второго. А если вы желаете болезни своему недругу, то ему нужно каким-то образом подарить Третьего. Для того, чтобы снять проклятье, надо лишь избавиться от фигурки...

Я возликовала, не дочитывая статью (тем более что она была на английском, и я читала его медленно, пользуясь словарём). Схватив статуэтку, я с силой кинула её на пол. По поверхности Третьего побежали трещины, из которых начала течь дурно пахнущая жижа, напоминающая кровь. Преодолев отвращение, я подняла фигурку и переломила ее пополам. Из нее вывалился большой кусок тухлого мяса. Я всё убрала и выкинула в мусорку, успокоилась и стала читать статью дальше. К моему ужасу, я обнаружила, что дальше чёрным по белому говорилось: «Согласно поверьям, статуэтку нужно именно выкинуть, а не разбить. Если получатель разобьет её, то проклятье будет преследовать его всю жизнь».

Я сидела перед компьютером в прострации, не зная, что и думать. И тут раздался звонок в дверь — должно быть, вернулся кто-то из домашних. Как во сне, я встала и машинально пошла открывать дверь.

Аноним 01.06.2013

Я не могу сказать точно, когда все это началось. Наверное, сразу после моего рождения, ведь сколько я себя помню, моя жизнь всегда была адом. Зеркала — вот самый страшный мой кошмар. Меня иногда просто неудержимо тянуло к ним, где бы я ни была и что бы я ни делала.

В детстве я могла бросить увлекательную игру и начать малевать губы маминой помадой перед большим зеркалом в коридоре. Потом, разумеется, получала нагоняй, но, черт побери, я ведь даже не хотела этого делать! Меня словно заставляло что-то, чья-то чужая воля. Сейчас мне 20 лет, и я все так же зависима от зеркал, ничего не изменилось. Ну, разве что одна маленькая деталь — если раньше меня это пугало, то теперь бесит. Я ненавижу свое отражение — его глупую мимику, его идиотские движения, которые вынуждена повторять раз за разом. Боже, а какой у нее макияж! Я бы в здравом уме никогда такого не нарисовала. Ты меня бесишь, слышишь, сука? Бесишь!

И только глубокой ночью наступает кратковременный покой. Я заметила, что тогда зеркала словно теряли власть надо мной, и я могла немного пожить своей и только своей жизнью, не испытывая поминутной тяги достать зеркальце и припудрить носик. Я даже изменила режим, стала бодрствовать ночью. Но днем мне поспать не удавалось — что-то будило меня тащило к проклятому зеркалу, а в нем была она — свеженькая, дрянь, будто прекрасно выспалась. Да, это был ад.

Не знаю, сколько бы еще я так продержалась, но однажды все изменилось. Случайность, глупая и счастливая для меня случайность. Поздним вечером она стояла в ванной перед зеркалом и причесывалась, а я тупо повторяла все ее движения. Вдруг лампочка мигнула и погасла. Проникающего из коридора света было достаточно, чтобы различить силуэты, но мало, слишком мало, чтобы удержать меня. Я почувствовала, что меня больше ничего не сковывает, что я могу владеть своим телом. Пребывая в шоке от этого открытия, я подняла руку и покрутила ей перед лицом. А затем увидела, что она с ужасом смотрит на меня с той стороны. Я ухмыльнулась ей, и она позорно сбежала, но было уже поздно.

На следующее утро она вновь подошла к зеркалу. Как же, как же, надо же марафет навести. С опаской, правда, подошла. Но сначала я подыграла ей, упиваясь тем, что она больше мне не хозяйка — покрутилась, поправила волосы, нарисовала эти ужасные стрелки. А когда мы почти закончили, я протянула руку и коснулась зеркала. И она не смогла мне противостоять! Как в гипнозе коснулась своей рукой моих холодных стеклянных пальцев и растерянно моргнула, когда отражение исчезло. Я была здесь, позади нее. Быстро, не давая опомниться, я толкнула ее в спину и почувствовала, как по моим пальцам пробежал электрический разряд, они стали теплыми и… живыми. Я взглянула в зеркало, улыбнулась своему шокированному отражению и вышла из комнаты.

Знаете, ребятки, а ваш мир нравится мне гораздо больше моего.

Аноним 01.06.2013

Трудно найти работу бывшему заключенному. Дорога — только в грузчики или водителем. Но мне довелось попасть не туда — предложили мне «грязную работу», правильнее сказать, не для слабонервных. Работа была очень нужна срочно, и тут подвернулась вакансия — уборка останков с дорог после ДТП. Вы, должно быть, представляете примерно, с каким ужасом мне пришлось столкнуться. Проработал я примерно месяц. Руки, ноги, части тела — все повидал. Проклинал всех водителей, которые были виновниками этого кошмара, даже которых собирал по кусочкам в мешок. Спать я мог в сутки только по часа два. Больше не мог, перед лицом стояли изуродованные тела, кровь, внутренности...

Как сейчас помню — пришел я домой после ужасной уборки. Женщину переехал дальнобой. Тело все всмятку, ноги ее попали под тормозной путь, в общем, всё плохо. Я включил свет в своей комнате и услышал на кухне звон посуды. Я насторожился, взял в руку первое, что попалось — зонт, — и осторожно прошел в коридор. Резко включив свет на кухне, я увидел...

У меня подкосились ноги. Я не смог закричать — пытался, но не смог. Я только простонал. На полу моей кухни лежала та самая женщина. Одной рукой она пыталась подползти ко мне, а я не мог пошевелиться от ужаса. Длинная кишка волочилась за ней, она хрипела и двигала уцелевшей рукой. Один её глаз просто выпал. Весь пол был в крови... Холод пробрал меня, все волосы дыбом встали у меня на теле. Не выпуская зонт в руке, обеими руками я вцепился в дверной проем. Это произошло примерно за пять секунд, но по ощущениям будто прошёл целый час.

Взяв себя в руки, я кинулся к входной двери и судорожно начал открывать входной замок, но никак не мог открыть. В панике я решил как-нибудь успокоиться и ударил себя кулаком по лицу, внушая себе, что это всё галлюцинация. Не выдержав, я резко обернулся, и передо мной оказался еще один мертвец. Он стоял в метрах трех от меня. Кости ног и ребра торчали из него, челюсти не было, порванная кровавая одежда свисала лохмотьями. Впервые за свою сознательную жизнь я заревел вслух. Тут из комнаты послышался еще хрип и я понял: они тут все. Я не помню точно, как я выбежал из квартиры, но потом мне сказали, что замок был напрочь сорван.

Сейчас я нахожусь в психоневрологическом диспансере. Я не в состоянии находиться в темноте и боюсь остаться один. И я больше не могу так — иногда они возвращаются... и я вижу их всех...