Тема :
Аноним 12.06.2013

Около года назад мы с мужем поехали в гости к нашим друзьям в загородный дом. День пролетел быстро и весело — мы жарили шашлыки, пили пиво и говорили по душам. После этого все отправились спать.

Мы с мужем легли спать в довольно просторную угловую комнату с балконом. Ночь обещала быть душной, поэтому балкон я оставила открытым.

Среди ночи я внезапно проснулась от ощущения непонятной тревоги и безысходности. Хотелось выть во весь голос, как иногда воют собаки. В комнате было тихо. Настолько тихо, что я бы могла услышать дыхание человека в соседней комнате, но ни одного звука не существовало... Только тьма, ночь и безмолвие.

На меня накатила паника — я не слышала даже мужа. Внимательно прислушиваюсь, ищу его дыхание, но не слышу абсолютно ничего. Поворачиваюсь к супругу. Одеяло он скинул во сне, и теперь бок дорогого мне человека смутно белел в чернильной темноте. Бок не двигался при дыхании.

Я дотронулась до плеча спящего мужа — абсолютно ледяное, холоднее льда. Минуту я осознавала произошедшее, а затем панически стала расталкивать его, кричать, но ничего не слышала. И тут муж упал на пол белым пятном, а затем неестественно быстро ринулся в сторону балкона и исчез в беспросветной тьме.

Я оцепенела, перевела взгляд на кровать — мой благоверный лежал рядом и мирно посапывал во сне. Вернулись и звуки, и свет фонаря во дворе. До самого утра я не могла уснуть, дрожа от страха и боясь произнести хоть слово.

С того времени прошло несколько лет, и случай постепенно забылся, но отчаяние, что поглотило меня в ту ночь, забыть невозможно, как и понять, что произошло.

Аноним 12.06.2013

Моя бабушка знала очень много историй. Даже старуха Изергиль могла бы ей позавидовать. Её истории пересказывались от поколения к поколению. Возможно, я и навещал её в деревне только из-за них. Истории действительно были старые. И чем старее была история, тем более сильный эффект она оказывала на меня.

Я хочу рассказать одну из них. Самую старую историю. Возможно, она и не самая страшная, но каждый раз, когда я о ней вспоминаю, меня бросает в дрожь.

Представьте, что вы путник, ищущий дом зимой, чтобы переночевать. В России всегда это было проще, чем в других странах. Знаменитое русское гостеприимство. Добродушные деревенские люди не чужатся случайно забредших путников. Итак, вы заходите в обычный дом, одиноко стоящий в лесу. Вы очень устали и буквально валитесь с ног. Вы уже посетили сотни домов, где вам был оказан лучший прием, да и умение быстро освоиться в любом месте всегда сопровождает путнику. Зайдя в этот дом и заметив что-то похожее на кровать, вы валитесь на неё, засыпая сладким сном. Проснувшись посреди ночи, вы осознаёте, что с вами на деревянной кровати кто-то лежит. Хозяин дома или кто-то ещё — не имеет значения. Если он спит рядом с вами, значит, он не желает вам зла. Проснувшись рано утром, вы замечаете, что в доме нет окон. Слабый свет, пробивающийся через щели в стенах, помогает вам ориентироваться в пространстве. Вы замечаете, что весь дом уставлен кроватями и койками. Вы даже видите, что кто-то спит на полу. Вы ещё не можете ясно мыслить. Вы ждете, пока хозяева проснуться, чтобы подкрепиться и дальше отправиться в путь, но они все спят и спят. В доме нет ни звука. Даже не слышно вдохов и выдохов. Вы решаете разбудить кого-нибудь из спящих в доме. В темноте вы подходите к человеку и начинаете легонько трясти его, потом сильнее. Он не двигается. Вы наклоняете голову к его груди, чтобы услышать стук сердца, и понимаете, что он мертв. Вы подходите к тому, кто спал с вами на одной кровати, начинаете его будить, но... тщетно. Вы открываете дверь, чтобы впустить хоть какой-то свет в комнату, и вам открывается вся картина. Ряды тел. Трупов. Тела на кроватях, тела под ними. Все трупы укрыты белыми одеялами, белыми простынями, на их лицах безмятежность. От мысли, что вы только что провели ночь среди трупов, у вас шевелятся волосы на голове. Вы бежите как можно дальше от этого проклятого места...

Они называли это божетки, или божеты. Зимой, когда в селах погибали люди — а в старые времена они дохли как мухи, — тела не закапывали в землю. Земля была слишком мерзлой для этого. Тела кидали в сани, кутали в белые простыни или во что угодно, лишь бы белое, и везли в божетку. Помните картину Перова «Проводы покойника»? Как вы думаете, куда везут тело бывшего кормильца семьи? Правильно...

Под божетки раньше использовали любой дом. Иногда строили новый, но особенных усилий при строительстве не прикладывали. Это были простые сооружения без окон, с одной дверью.

Аноним 12.06.2013

У нас в деревне была такая история. Я летом в отпуск уехал на юг. Когда вернулся, на следующий же день поздно вечером к нам на двор пришел сосед с другой улицы — дед Иннокентий. Старику уже лет семьдесят было, и он иногда вел себя странно. Он постучался, я открыл калитку. Он вошел во двор, походил от забора до забора, потом сел рядом с хлевом на чурбак. За все время ни одного слова не произнес, хотя я и пытался его разговорить, но он только молчал и смотрел перед собой. Я махнул на него рукой и занялся своими делами.

Тут на двор вышла мать, увидела Иннокентия и начала ругаться страшно, схватила вилы и принялась его тыкать, обзывать нехорошими словами, гнать со двора. Я пытался ее остановить, но она только отмахнулась. А когда старик ушел, рассказала, что дед Иннокентий уже месяц как помер, но в сумерках появляется откуда-то, бродит по деревне, заходит во дворы. Бывало, что и нападал на людей, кусался. Поначалу его все пугались, чуть сами не умирали от ужаса, но за прошедшее время привыкли и теперь только злятся и ругаются. Если его выгонять, то он без особых возражений уходит...

Это все продолжалось до сентября. Потом мужики испугались, что земля замерзнет, а он все бродить будет. Раскопали могилу и вбили ему кол осиновый в сердце. После этого дед появляться перестал.

Светлана 12.06.2013

После окончания ветеринарного техникума по распределению я со своей подружкой-однокурсницей попала в одну из обычных деревушек в Калужской области. Нам, как молодым специалистам, выделили полдомика (остальную часть занимала обычная деревенская семья, и через стенку слышалась постоянная пьяная ругань). Мы заселились, немного обустроились. Местных девушек в деревне было мало, и деревенские ребята частенько к нам захаживали (в основном после работы, иногда могли и ночью постучаться, но мы им не открывали). Му устраивали обычные посиделки — играли на гитаре, пели песни, они рассказывали нам всякие разные истории. В общем, было весело и душевно.

В соседней деревне тоже после техникума жила наша однокурсница. Иногда мы ходили друг к другу в гости. У неё в домике жил маленький, очень забавный котёнок. И вот как-то раз она попросила нас забрать его на время к себе, потому что собиралась протравить комнату от блох. Так вместе с нами стали жить двое животных — моя любимая собака Дарка, с которой я не расставалась, и маленький котёнок (не помню его имени).

После очередного трудового дня, поболтавши с подружкой поздним вечером, мы улеглись спать. Дарка, как обычно, легла у меня в ногах, и мы заснули.

Ночью я проснулась от глухого стука. Стучали не как в стекло окна, а будто по стене со стороны улицы. Очень медленно и размеренно — «тук, тук, тук». Так стучат, только чтобы напугать. Звук был очень неприятным. Я приподнялась, чтобы посмотреть, нет ли кого в окне. Подумала, что, наверное, это ребята местные балуются. Посмотрела на кровать подруги — она спокойно спала, а в ногах у неё лежала моя собака. Мне показалось это странным, потому что Дарка никогда не уходила от меня. Я повернулась на другой бок и провалилась в сон.

Через некоторое время сквозь сон я опять услышала этот стук и проснулась оттого, что стала машинально хватать одеяло, которое сползало к ногам. У меня промелькнула мысль, что, наверное, это Дарка спит на моих ногах, и одеяло стягивается под её тяжестью. Я повернулась на другой бок, натянула на себя сползшее одеяло и увидела рядом с собой силуэт собаки. Дарка лежала рядом со мной на подушке — и в то же время я ясно видела её на ногах моей спящей подружки! Я не знала, как это объяснить, но была в полусонном состоянии, так что не придала этому должного значения и снова провалилась в сон.

Когда в третий раз с меня стало сползать одеяло, а Дарка лежала опять же в ногах у подруги, меня осенило: да это наверняка котёнок, которого нам дали на время! Я раздраженно привстала, действительно увидела у себя в ногах лежащего котёнка и взяла его за шкирку. Он впился своими когтями в одеяло. Я подняла котёнка — его шёрстка поднялась дыбом, спина изогнулась, он никак не отпускал одеяло. Я дёрнула его вверх и швырнула на пол. Услышала шлепок, накрылась одеялом и дальше уже спала спокойно.

Утром проснулась бодрая, будто ничего и не было.

Аноним 13.06.2013

В моих несчастьях виновата бутылка.

Но не так, как вы подумали.

Когда я был маленьким, мой лучший друг жил рядом с небольшой свалкой. Свалка — классное место для детских тусовок. Там сплошные тайны и поразительные открытия, а если попадется что-нибудь интересное, то можно взять это себе и никто не будет против — кроме, разумеется, родителей. И то не всех — у матери моего друга, например, почти все миски и тарелки были со свалки.

Как-то раз мы с друзьями там тусовались, раскурочивали машину. Кого-то интересовали запчасти, а мне просто нравилось все крушить. Разломав двигатель, мы принялись за салон. Под одним из сидений оказалась стеклянная бутылочка, полная какой-то зелёной пузырчатой жидкости.

В этом возрасте любопытство стоит выше гигиены. Я вынул пробку и принюхался. Пахло приятно, мятой и немного чем-то цветочным. Один из парней, Джеки, сказал: «Спорим, не выпьешь?». Он взял меня «на слабо». Пришлось пить.

Вкус был тоже приятный, в животе потеплело. Все мое тело начало как-то странно, но приятно покалывать. Больше ничего не случилось, по крайней мере, до наступления ночи.

Первый эффект — я не смог заснуть. С тех пор мне совсем не хотелось спать. Ничего, зато я все стал успевать.

Второй эффект — где-то через месяц я начал харкать. Как-то играл один в лесу и вдруг харкнул кровью. Затем вместе с кровью пошла рвота, меня начало неудержимо рвать. Изо рта у меня лезла вся толстая кишка, а я сидел, дрожал, обливался слезами, еле дышал и буквально выблевывал внутренности наружу. Чтобы смогли вылезти лёгкие, мой рот распахнулся, как у змеи. Сердце в прямом смысле выскакивало из груди. Кровь не смогла бы вытечь до конца, если бы я не сбросил одежду. Полиция сбилась с ног, разыскивая пропавшего человека, чья одежда и органы были обнаружены, но ничего не нашла. Когда все закончилось, я не опустел. Внутри меня росли новые органы. Я чувствовал их, я видел их, закрывая глаза: безымянные наросты и спирали возникали из ниоткуда.

Третий эффект проявился два месяца спустя. Меня стало тянуть к воде. Я вряд ли смогу описать, как кожа испытывает жажду, но воды хотелось мучительно. Однажды ночью я покинул родительский дом и шел, пока не добрался до болота. Я погрузился в него. Мутные, кишащие насекомыми воды казались родными, как и много лет назад. Я сидел под водой, смотрел, как цапли охотятся на рыбу и саламандр, наблюдал за поверхностью, поджидая жертву.

Я уверен, вы уже догадались, каков был четвёртый эффект. Я набираю этот текст на мобильном телефоне моей самой недавней жертвы. На вкус она была восхитительна. Пахла свежими дынями.

Аноним 13.06.2013

Сегодня ночью я ходил в кино один, на фильм ужасов про зомби, ибо делать было совершенно нечего. Купил пачку чипсов и колу, уселся в кресло. Кинозал был почти пустой, только небольшая компания на первых рядах плюс пожилой мужичок, сидящий справа от меня через три кресла, и полный парень в соседнем ряду прямо перед ним.

Началась заставка фильма, свет погас, и я начал хрустеть чипсами. Фильм начался, но буквально на первых минутах меня начал раздражать толстяк, сидящий перед стариком: он дико смеялся над каждой страшной сценой. Минут через десять старик, положив руку ему на плечо, сказал: «Простите, вы мне очень мешаете своим смехом, не могли бы вы потише?» — на что получил отказ в грубой форме. Я хотел было вступиться, но потом, оценив свои габариты и размеры толстого парня, передумал.

Прошло еще минут пятнадцать. Я сидел, смотрел фильм, который, кстати, был довольно жутковат, и вдруг обратил внимание, что перестал звучать раздражающий смех толстяка. Посмотрел в сторону грубияна — тот спал, завалив голову на спинку кресла. «Ну, наконец-то! Это лучшее твое решение, дружище!» — мысленно обратился я к нему и, устроившись поудобнее, продолжил хрустеть чипсами.

Вскоре мой взгляд снова случайно упал на толстяка. Тот лежал так же неподвижно. И тут я обратил внимание на какую-то лужу, растекающуюся под ним. Меня передернуло. Вытянув голову в его сторону, я начал вглядываться. На экране как раз появилась яркая картинка, и в зале стало светлее. Все стало видно отчетливо: шея жирдяя была глубоко перерезана с задней стороны, и с нее по спинке кресла стекала кровь.

В этот момент на экране, как всегда, внезапно появился зомби, и я, заорав как сумасшедший, подпрыгнул на кресле. На плечо мягко легла чья-то рука.

— Простите, вы мне очень мешаете своим хрустом и криком. Не могли бы вы потише? — услышал я.

Аноним 13.06.2013

Этот случай произошел 15 лет назад, но запомнился очень хорошо. Ехали мы как-то с дядей на его «КамАЗе» в правом ряду. По дороге впереди стоял гаишник, и надо же было ему остановить находящийся впереди нас «ЗИЛ», в кузове которого лежала связка арматуры, выступающего слева метра на два за габариты машины.

Водитель «ЗИЛа» тормозит, а в этот момент я смотрел в правое пассажирское окно, не глядя на «ЗИЛ». Тут в голове произошло что-то невообразимое — зрение стало очень хорошим, и я стал видеть все предметы даже на очень далеком расстоянии от меня, как будто к глазам приставили бинокль с хорошим увеличением — тогда меня это сильно удивило. Затем появилось непреодолимое желание наклониться вниз и поднять то, что упало, будто я держал в руках стеклянный бокал, нечаянно его выронил и пытаюсь его сразу поймать, пока он еще не долетел до пола. Не в силах противиться этому порыву, я опустил голову вниз, чтобы посмотреть, что же там упало, и тут же связка арматуры аккурат надо мной пробила стекло, прошла через весь салон и уткнулась в заднюю стенку кабины. Не хочу даже предполагать, что было бы, если бы я не опустил голову...

Аноним 13.06.2013

Ехал как-то автостопом между Томском и Кемерово, уж в какую сторону — не помню. Не шибко получалось машины ловить, а дело было поздно вечером. На трассе ночью всё обстоит совсем не так, как днём, мало ли что может случиться... Пока я так размышлял, остановилась чуть впереди машина, я лёгкой рысью погнал, и, поблагодарив от души водителя, с удовольствием погрузился в уютное сиденье. Перекинулись несколькими фразами с водителем (имени не спросил, потому буду так его называть), дальше ехали молча. Видно, водитель сам устал в дороге: сбавил скорость, покрутил радио, не найдя ничего, выключил. А я сижу, думаю о знакомых, от которых ехал, о девушке — в общем, о чём-то своём. В полудреме смотрю на светлое пятно от фар, периодически выхватывающих из темноты яркие дорожные знаки. Встречных машин как-то не было давно, небо только далеко-далеко светлое, а здесь над нами уже и ночь спустилась.

Смотрю на это жёлтое пятно на дороге и, наверное, давно уже сплю, потому что увидел далеко впереди на дороге серую фигуру. Понемногу увеличивающаяся фигурка стояла на нашей стороне, машина же ход не сбавляла, даже, кажется, прибавила. Не поворачивая головы, я глянул на водителя: лицо хмурое, веки полуприпущены, но явно не спит. Я опять смотрю на фигуру — уже видно, что это мужчина в сером пальто, и что-то на голову надето темное. Лицом он стоял к нам. Я уже начал ёрзать в своём кресле и набирать воздуха в грудь, чтобы что-то сказать, только... прямо перед капотом мужчина исчез. Ни стука, ни объездного маневра — ничего не было, машина как ехала прямо, так и ехала. Чувствую, как мгновенно вспотел, сижу, не шелохнусь. Водитель молчит, я тоже. Всё-таки, фигура, думаю, мне приснилась, а перед «столкновением» я, стало быть, проснулся. В общем, решил промолчать — зачем водителя своими снами непонятными тревожить...

Несколько минут спустя машина сбавила ход и мягко съехала на обочину. Остановились, заглушили двигатель и водитель вышел. Я тоже. Он смотрел на дорогу назад, тихо и глубоко вдыхая ночной прохладный воздух. Затем сказал заметно осипшим голосом: «Здесь пару месяцев назад автобус рейсовый перевернулся, люди погибли, а сейчас вот ходят так. Не первый раз вижу... Поехали». Я молча сел в машину и мы двинулись дальше.

Больше я той ночью не спал. Только помню ещё потом — совы, много сов, на дороге сидели, в глазах наши фары бликовали...