Тема :
Аноним 28.05.2013

18 СЕНТЯБРЯ

В детстве у меня была интересная книжка большого формата, называлась «Монстры, привидения, НЛО». Вообще, эта книга была довольно популярная среди детей в те годы, так что наверняка многие тоже читали её. Так вот, в ней в разделе «Привидения» была заметка об исследователях сверхъестественных явлений и оборудовании, которое они таскают с собой. Так как книга была всё-таки ориентирована на детей, то и экипировка «малдеров» там была соответствующей — термометр, чтобы замерять перепады температуры (предполагалось, что проявления паранормального отнимают энергию у окружающей среды и приводят к резкому похолоданию), мука, рассыпанная по полу, чтобы регистрировать появление следов, магнитофон для записи звуков и т. д.

Это я к чему? Конечно, строить из себя большого специалиста в непознанном я во время своего похода не собираюсь (ходить в костюме и чёрных очках не буду), но кое-что, имеющее шансы пригодиться, могу взять с собой, если доступность и габариты позволяют. Как я уже говорил, у меня есть фонарь и телефон с диктофоном (впрочем, записывать «ночные звуки» и потом скрупулезно прослушивать их я не собираюсь — буду иногда использовать диктофон для записи разговоров, чтобы потом точнее изложить содержание диалогов в блоге). Сегодня подумал и решил всё-таки захватить с собой комнатный термометр и «мыльницу» — а вдруг удастся заснять явные проявления потусторонней активности? Если у кого-то есть идеи насчёт вещей, которые можно ещё взять с собой во благо дела, пишите в комментариях, у меня ещё целый день до отъезда.

P. S. Поймал себя на том, что начинаю немного нервничать с приближением «Часа Х». Ну да ладно, ради моментов с подобным приятным волнением всё и затевалось.

------

19 СЕНТЯБРЯ

Итак, все приготовления сделаны, через полчаса выезжаю на место. С Артуром созванивались сегодня, он обещал встретить меня у автобусной остановки. Первый отчёт из деревни сделаю или сегодня вечером, или завтра. Ждите новостей.

------

20 СЕНТЯБРЯ

Итак, я на месте. Вчера вечером случая написать в блог не выдалось, за что, конечно, извиняюсь, зато сейчас, в начале дня (в моём часовом поясе уже утро) могу более-менее спокойно описать свои первые впечатления от деревни и поведать историю дома, как её мне рассказали. Интернет, как и ожидалось, неважнецкий, связь иногда пропадает совсем на несколько минут, но отправлять текстовые сообщения вполне можно.

В автобусе по дороге никаких происшествий не было, я сидел в заднем ряду, смотрел проносящиеся мимо леса-поля и слушал свой плеер. Артур меня встретил, как и обещал, прямо на остановке (правда, оказалось, что он пришёл слишком рано и ждал меня аж сорок минут). Мы с ним вместе отправились к деревне, в дом его дяди Иннокентия Павловича. От большой дороги отходила грунтовка — по ней и пошли. В той местности леса рядом нет, только луга.

Аноним 28.05.2013

Мне 16 лет, и я живу в Москве. Каждое лето мы с матерью ездим за границу отдыхать. Но в прошлом году она сказала, что пора бы и в России лето провести. В итоге мы арендовали большой двухэтажный дом за городом, собрали чемоданы и отправились на место. Честно говоря, я не была особо рада тому, что мы остались на родине, ведь даже в Турции интереснее лето проводить.

На усадьбу мы приехали поздно вечером и сразу легли спать. На следующее утро, проснувшись ближе к обеду, я стала рассматривать комнату. Повсюду были старинные предметы: часы с кукушкой, старый деревянный стол, стулья с оригинальной резьбой, большое окно с красивыми ярко-красными шторами... Я вышла из комнаты и поняла, что мама ещё спит. Вышла на улицу — заброшенный дворик и неухоженный сад говорили о том, что постоянных жильцов здесь нет. Я пошла в сарай, который стоял слева от дома. Открыть дверь сарая было трудно, но мое любопытство и настойчивость взяли верх. Я зашла в сарай — там стоял огромный старый деревянный шкаф. Он показался мне несколько устрашающим, и я поспешила выйти оттуда.

Погуляв по двору, я вернулась в дом и вошла в свою комнату. За время моего отсутствия там кое-что изменилось. Рядом с кроватью на столе лежал клочок бумаги с запиской от руки:

«ВАМ НЕ РАДЫ В ЭТОМ ДОМЕ».

Я испугалась и тут же побежала к матери. Она особого значения этому не придала, несмотря на то, что я показывала ей записку — должно быть, подумала, что я её разыгрываю.

Целый день я боялся каждого шороха, но к вечеру успокоилась. На следующий день я помогала матери убираться в доме, как вдруг мы услышали звон бьющегося стекла в её комнате. Мы тут же побежали туда. По комнате летал чёрный ворон, окно было разбито — видимо, птица случайно врезалась в стекло и залетела в дом. Пока мы не успели опомниться, ворон громко каркнул и вылетел обратно на волю. Посреди осколков валялась записка, тоже написанная от руки:

«ВЫ ПОЖАЛЕЕТЕ, ЕСЛИ НЕ УЕДЕТЕ».

Это уже были не шутки. Мы немедленно стали паковать вещи и в тот же день съехали из этой странной усадьбы. Хозяева потом без лишних споров вернули нам деньги. Что это было, так и осталось для нас загадкой.

Марк Сэмюэлс 28.05.2013

Франклин Криск в целом терпимо относился к своей работе, да и к коллегам тоже. Конечно, и работа, и сотрудники его утомляли, но невыносимой атмосферу в офисе делали шум и жара. На перекрестке возле издательского дома «Маре» рабочие в спецодежде ремонтировали дорогу. Производимый ими шум скорее напоминал скрежет когтей по школьной доске, нежели треск отбойных молотков, который можно было бы ожидать в подобном случае. Лето было в разгаре, но служащие офиса, чтобы заглушить шум, вынуждены были закрыть все окна. Так как комфорт сотрудников мало волновал руководство компании, кондиционеры в издательстве отсутствовали и в переполненных помещениях температура была невыносимо высокой. Свежая рубашка Криска намокла от пота, в висках пульсировала боль.

Но Криск и не думал протестовать. Он поражался тому, что его все-таки приняли на работу в эту компанию, расположенную в четырехэтажном белостенном здании на площади Фиттон. Теперь-то Криск ясно понимал, что слишком долго пробыл за океаном. Двадцать лет, прожитых в Японии, в Киото, привели к тому, что найти работу на родине для него стало почти нереально. Криск (не особенно отдавая себе в этом отчет) до такой степени заразился японской манией соблюдения ритуалов и правил социального общения, что даже его речь стала соответствовать восточным образцам, и это отдаляло его от других сотрудников издательства.

Несмотря на то что Криск подавал несколько заявок на разные незначительные должности, которым, как он считал, более соответствовала его квалификация, работа в «Маре» стала единственной предложенной ему вакансией. В обязанности Криска входили ввод данных по отчислениям в компьютерную систему, распечатка результатов и последующая рассылка авторам. Иными словами — восьмичасовое сидение перед тусклым монитором. Компьютеры, которые компания выделила для выполнения подобных операций, давно устарели. У них не было дополнительной памяти, где можно было бы разместить какие-нибудь другие программы, которые позволили бы отвлечься от нудной работы. Не было и доступа в Интернет, даже электронной почты, чтобы связаться с внешним миром, и то не было!

И вот теперь еще этот шум и жара! Больше всего угнетало то, что дорожные рабочие были постоянно скрыты за возведенными ими же самими щитами и никто не мог разглядеть, что именно они там делают. Дорожное покрытие напоминало стеганое одеяло из серых лоскутов, яркость которых зависела от давности укладки.

Рабочих можно было увидеть только мельком, когда они выныривали из-за щитов и направлялись в свой грязно-зеленый фургон или выходили из него. Странно, но никто из них не был замечен с лопатой или киркой в руках. Несмотря на жару, неизменно экипированные в невообразимую черную робу, эти труженики ни у кого не вызывали желания подойти и прямо спросить, чем они, собственно, там занимаются.

Аноним 28.05.2013

Эта история случилась со мной прошлой весной, в мае. Каждый год на протяжении нескольких лет в середине месяца я совершаю загородную вылазку — за день прохожу километров 35-40 по лесу. Часть пути, которым я пользуюсь, проходит в районе полузаброшенных торфоразработок. Помню, в тот день я эксперимента ради свернул на боковую тропинку — думал, «срежу» немного.

Внезапно лес начал редеть, и я увидел какие-то строения. Подойдя ближе, я понял, что это садовые домики — их было штук семь, разной степени запущенности. Кое-где виднелись банные срубы, и вокруг всего этого — заросший мхом забор. Мне это показалось очень странным. Кому понадобилось организовывать сады на торфяниках? Неподалеку проходили дренажные канавы, не было нормальной дороги, а до ближайшего толкового поселка целых семь километров по лесу. Что там можно было выращивать?..

Но тогда я об этом не стал долго задумываться и просто попытался пройти на территорию одного из участков. Продравшись через крапиву в человеческий рост и открыв (почти выломав) гнилую калитку, я увидел, что за забором был расчищенный участок — можно даже сказать, что ухоженный. Земля была разбита на грядки. Садовый домик — старое покосившееся строение со скрипящей на ветру дверью и болтающейся ставней чердачного окна — почему-то привлек мое внимание, и я решил зайти. На первом этаже не было ничего подозрительного, кроме, может быть, огромной кучи тряпья в углу — ватники, какие-то рубахи, платья... Все это напоминало какое-то гнездо. Я поднялся на чердак, подошел к окну и увидел, как что-то качнуло кусты малины. Я замер, думая, что это может быть лисица или еще какой-то зверь. Ничего не происходило. В повисшей тишине не было слышно ни крика кукушек, ни свиста синиц, обычных для этих мест и этого времени года.

Когда я начал поворачиваться, собираясь выйти из дома, то услышал скрип двери. Это не был скрип двери на ветру — скорость открывания была не та. После этого я услышал шаги — быстрые и шуршащие, с легким пристуком, как от когтей. Через равные промежутки времени они замирали, и было слышно хлюпающее сопение. Я, собравшись с духом, подошел к чердачному люку и тихо глянул вниз, надеясь увидеть какого-нибудь молодого кабана...

На полу в 5-6 метрах от меня стояло нечто, похожее на маленького человечка, фигура которого была низко согнута в пояснице. Голова была покрыта редкими длинными черными волосами, а на тело натянута какая-то ночная рубашка. На полу виднелись мокрые следы. Я едва не потерял сознание от страха. Отпрянув от люка, я продолжил вслушиваться. Хлюпающие звуки усилились, шаги направились к выходу, после чего стало слышно, как что-то тащат по полу. Тут я не выдержал — громко закричал что-то невнятное, спрыгнул в люк и побежал к двери, попутно вдарив ботинком наугад по маленькой фигурке. Та издала такой громкости и какой-то замогильной заунывности и протяжности вой, какого я не слышал никогда.

Аноним 28.05.2013

Случай, который произошёл со мной прошлой осенью, никак не укладывается в моей голове, снится, и я просыпаюсь в холодном поту. Вот, хочу с вами поделиться — может мне от этого станет легче.

Задержался я в тот день на работе до позднего вечера. Пятница, мои все на даче. Доехал на электричке до моей станции в пригороде, а дальше надо на автобусе. Стою на остановке, холодно, ветер. Неприятная погода. Посмотрел — по расписанию автобуса ещё минут сорок ждать надо. Дай, думаю, может, на попутке за небольшую плату доеду. Сошел на обочину и вытянул руку. Долго стоять пришлось. Машин мало, да никто и не торопился останавливаться. Подъезжает один, сказал ему куда, он такую сумму заломил.. Отказался, в общем.

Стою дальше, авось повезет, попутчик появится. Подъезжает старая «семёрка» грязно-малинового цвета. Открываю дверь, заглядываю в салон машины. Такое впечатление, что в морозилку голову засунул. Ну, думаю, кондиционер у мужика в машине, но зачем его включать? На улице и так холодно, лучше бы печку включил...

Он мне хлопает по сиденью переднему, улыбается и ничего не говорит. Я ему — мол, мне до Ждановки. Он отвечает:

— Не доеду я до неё с километр где-то, а там дойдешь сам, если сможешь.

И опять улыбается широко так, как будто всю жизнь встречи со мной ждал. Да и сам мужик странным мне сразу показался. Губы в улыбке расплываются, как будто их за ниточки в стороны растягивают, а лицо как восковое — ни один мускул не шелохнется, да и глаза, как у дохлой рыбы — навыкате и белесой поволокой подёрнуты.

«Пьяный или обкуренный», — решил я и стал ретироваться, пятясь задом, чтобы дверку машины захлопнуть. Тут он как наклонится в мою сторону и не дает мне дверь до конца закрыть:

— Садись, денег не возьму, чего испугался-то...

Смотрю я на его руку, а пальцы на ней не двигаются. С тем же успехом можно рукой манекена в дверь тыкать. Пальцы словно каменные — застыли в одном положении. Тут свет фонаря осветил его лицо ярче, чем лампочка в салоне автомобиля. Сочетание его взгляда, цвета лица и свалявшихся волос на голове вызвало во мне приступ неконтролируемого страха. Я развернулся и понесся к автобусной остановке, на которой в ожидании автобуса уже стояло несколько человек. Затесавшись в серединку, я перевел дух и оглянулся. Машины не было.

«Уехал, слава богу», — решил я. Тут мне за себя немного неловко стало, и я стал размышлять, что же меня так до одури напугало? Ну, напился мужик и поехал кататься, стало жарко от горячительных напитков — включил кондиционер на полную мощность, увидел голосующего, остановился, поболтать по дороге просто захотелось... А я, как олень, от него поскакал. Повеселил, наверное, его от души.

В общем, больше голосовать я не стал. Со всеми стал ждать автобуса, который опоздал от расписания ещё на полчаса.

Подъезжая к моему пункту назначения — к деревне Ждановка, — я увидел автомобильную аварию.

Аноним 27.05.2013

Дело было давно. Сахар был тогда слаще, краски — ярче, а жить — легче. В нашем маленьком дворе как раз начали осквернение детской игровой площадки — строили продуктовый магазин. Нам, детям, в принципе, по большому счету было всё равно, но то, что нашу площадку застроили кирпичным фундаментом, нам не понравилось.

Во те времена мы были горазды на выдумки и любили устроить себе какое-нибудь приключение. Это сейчас дети с пяти лет держат в руке компьютерную мышь. Мы же компьютера тогда еще и в глаза не видели. Чтобы нам было не скучно, я и мой лучший друг придумали себе религию — не религию, демона — не демона, но придумали. Нашли каких-то палочек, веточек, начертили посредине двора что-то вроде пентаграммы и принялись абсолютно сумбурно, что-то говоря из головы, призывать этого самого выдуманного демона. Этот наш демон, по нашим представлениям, носил интересную внешность: это был маленький карлик-бородач, седовласый и в лохмотьях. Изо рта торчали острые ряды клыков, а глаза отсвечивали красным. И, не смейтесь, пожалуйста, его звали Тындыр-Мындыр! На такие выдумки способен детский разум, да. Мы регулярно «служили» что-то вроде мессы, просили у нашего демона разрушить ту самую достопамятную стройку.

Во время очередного такого обряда с песнями и плясками мы с другом вдвоем начали видеть одно и то же: самым краешком глаз замечали размытый серый силуэт, кружащий вокруг нас. На следующий день все повторилось, и вот тогда нам стало по-настоящему страшно. Мы перестали совершать эти странные обряды, и все вроде бы закончилось.

Через месяц мне приснился сон. Я стоял у той самой стройки. К слову сказать, с самого начала строительства у одной из стен стояла зеленая железная будка, и никто особо не интересовался, что в ней находится. Так вот, стою я у стройки, а напротив меня стоит тот самый дед Тындыр-Мындыр, как я его себе представлял. Указывает пальцем на будку и произносит: «Вы меня призвали, вы меня отпустите!». Я проснулся в поту и всю ночь не мог уснуть.

На следующий день встретил друга, и он был испуган. Я сразу все понял. В ходе расспросов выяснилось, что ему наш демон сказал побольше — мы должны были развести костер на той будке, тогда дух демона уйдёт через огонь. Инструкцию мы тогда восприняли всерьез — дети же... Развели костер, накидали какой-то полыни, лопуха, прочих растений, которые росли во дворе, и стали ждать.

Нас снимали с крыши пожарные, предварительно залив всю будку водой. Нам здорово попало от всех. Оказалось, в будке хранилось двадцать баллонов со взрывчатым газом то ли для газосварки, то ли для какого-то другого этапа строительства! Если бы это взорвалось, смело бы всю стройку и половину нашего дома, наверное.

Так вот, совет: каким бы остроумным это ни казалось, не выдумывайте себе никаких демонов даже в шутку, и не просите у них ничего. Мне повезло, мое желание не сбылось...

Андрей Саломатов 27.05.2013

В это время где угодно можно услышать фразу: «Да уж скорей бы зима...». Позади октябрьские праздники, до Нового года далеко, а так хочется, чтобы что-нибудь произошло. Ну, хотя бы дом, что напротив, провалился сквозь землю. Можно было бы подойти к краю огромной дыры и посмотреть: остался кто-нибудь в живых или нет.

Анабеев щелчком выкинул сигарету, кашлянул в кулак и, сдвинув брови, позвонил в дверь. Открыла Люся.

Выглядела она как всегда неряшливо: вчерашний, а может, и позавчерашний пучок колтуном лежал на темени; засаленный до блеска ветхий халат был слишком коротким, и из-под него виднелась такая же ветхая комбинация. Вид ее можно было бы назвать жалким, если бы не расхлябанная, блатная поза. Люся смотрела на Анабеева вызывающе, и тот настроился на решительный лад.

— Можно? — буркнул Анабеев. Не ответив, Люся тряхнула головой и прошла в свою комнату. Анабеев последовал за ней.

Закрыв за собой дверь, Анабеев осмотрелся. Последний раз он был здесь восемь месяцев назад. Тогда комната выглядела иначе. Вместо детской кроватки в углу стояла этажерка с пустыми бутылками внизу и самой дешевой косметикой наверху. Протертый до ваты диван, сейчас был задвинут в противоположный по диагонали угол и, видно, только сегодня накрыт чистым тканьевым одеялом. Вместо привычного трактирного бардака, на комоде, на оранжевой клеенке стопкой лежали белые пеленки, в другой стопке подгузники, рядом — спринцовка и две бутылочки с сосками.

Другим был и запах. Сложному букету, состоящему из ароматов всевозможных человеческих пороков, пришел на смену привычный дух жилья, где все подчинено распорядку дня новорожденного младенца.

Не готовый к подобной метаморфозе, Анабеев растерянно заулыбался. Слова, которые он придумывал весь день, вылетели из головы. После утреннего звонка Люси, после этого возмутительного вторжения в его семейную жизнь, Анабеев долго упражнялся на службе в красноречии. Благо, должность техника несуществующего отдела позволяла ему заниматься на работе чем угодно, вплоть до сочинительства романов.

Чтобы иметь более полное представление о результатах своих упражнений, Анабеев проделывал их в туалете перед зеркалом. Сколько справедливых упреков и железобетонных аргументов было выдвинуто им в свое оправдание. Что там шлюха и пропойца Люська? Ими можно было бы задавить даже непорочно оплодотворенную пресвятую деву Марию. Но декорации сменились, и это обстоятельство перепутало Анабееву все карты. Он набычился, сложил руки на груди и произнес совершенно бессмысленную фразу:

— Живешь, значит?

— Живу, — насмешливо ответила Люся, — твоего ребенка, вон, ращу. Иди посмотри, папа-аша.

Последнее слово было сказано с подчеркнутым пренебрежением, но Анабеев не только не обиделся, но и смутился, чего с ним не случалось уже лет десять.

Неловко, будто боясь оступиться, Анабеев пересек комнату и подошел к детской кроватке.

Аноним 27.05.2013

ПОНЕДЕЛЬНИК

Мне приснился кошмар. В преддверии учёбы я легла спать пораньше, но посреди ночи проснулась от странного ощущения. Мне снилось, что я нахожусь под водой и мне трудно дышать, потому что на меня что-то давит. Постепенно я поняла, что просыпаюсь, но ощущение тяжести не прошло. Было такое чувство, что на груди что-то лежит. Я резко села на кровати и только тогда смогла свободно вздохнуть. Когда я снова легла, ощущение тяжести не возвратилось.

ВТОРНИК

Вечером я осталась дома одна и делала записи в своём дневнике, слушая, как всегда наушники. Громкость была достаточная, чтобы заглушить наружные шумы, но минуты через две я поняла, что меня что-то отвлекает. Шаги, лёгкий скрип досок. Вынув наушники, я прислушалась — последний тихий скрип и тишина. Я бы предположила, что это был звук из соседних квартир, но акустика дома мне давно хорошо известна — шум от соседей доносится до нашей квартиры, только когда они разговаривают на повышенных тонах (или метаются сковородками, что реже). Значит, шаги мне послышались в пустой соседней комнате...

СРЕДА

Сейчас я думаю, что стоило этому раньше придать значение. С головой уйдя в повседневные заботы, не замечала нечто странное, что творилось вокруг меня. А стоило заметить, ещё как стоило...

Ночью мне снова приснился кошмар — на этот раз со мной в главной роли. Будто меня прокляли, и теперь я повсюду чувствую уничтожающий огонь, в конце концов сгорая в нём. Когда я подскочила, то долго не могла ещё унять дрожь в теле. Родители уже ушли на работу, поэтому я постепенно успокоилась и направилась в ванную. Я встала под душ и включила холодную воду. Через секунду меня бы ошпарило, не успей я отскочить в сторону. Из холодного крана валили клубы пара, и тёк самый настоящий кипяток. Я покрутила кран горячей воды — то же самое. Холодной воды как будто вообще не существовало. Мне припомнился сон, и зубы, помимо воли, начали отбивать нервную чечётку. Через час оба крана продолжали бить кипятком. Когда пришла мама, я рассказала ей о странном поведении воды. Она, естественно, решила проверить, отрыла холодный кран и... из крана действительно потекла холодная вода. Не просто холодная — ледяная. Я сама ещё раз закрыла и открыла оба крана — всё вернулось в норму. Решив, что во всём виновата смена труб, я снова отправилась в душ. Но стоило мне опять включить холодную воду, как из крана снова забил кипяток. Злая и испуганная, я выбежала из ванной, чтобы проверить кран на кухне. Холодная. Ледяная. Мама странно посмотрела на меня и спросила, всё ли в порядке.

Это происшествие совершенно выбило меня из колеи. Я дождалась, когда родители лягут спать, и закрылась в своей комнате, надев наушники. Ближе к часу ночи из соседней комнаты снова донёсся звук шагов. Сначала я подумала, что это кто-то из родителей пошёл в ванную, но скрип становился всё явственней ближе по направлению к моей комнате. Как будто кто-то стоял у двери.