Тема :
Аноним 30.05.2013

История услышана за кружкой чая на работе от одного из начальников моего НИИ. Рассказчик — мужчина средних лет, всю жизнь проработал в этом месте, здоровался за руку с генеральными конструкторами и инженерами-проектировщиками всевозможных космических аппаратов, непререкаемый авторитет в своей области. Человек добродушный, но чувство юмора у него было представлено в зачаточном состоянии. В общем, не вижу для него смысла рассказывать небылицы и самоутверждаться на старости лет.

Дело было в конце 60-х: семья нашего героя отдыхала у бабки с дедом в Липецкой Области. Там просторно — луга, поля, овраги, Дон течет — в общем, красота. Большой луг с полем простирался уже за домом семьи.

Отец семейства как-то собрался помочь деду травы накосить для кроликов. Взял косу, да отправился на луг за домом. Озирается, смотрит, докуда дедовская коса и соседские коровы еще не добрались, и примечает кое-что странное — какой-то «горбик». Подходит поближе и чуть не седеет, потому что «горбик» оказывается огромным (около полуметра в длину) червяком, а скорее — гигантской личинкой, как у колорадских жуков (жирные такие). Но совсем уж неконтролируемый ужас человек испытывает, когда подходит совсем близко и обнаруживает, что большущая «личинка» состоит из сотен личинок обыкновенного, привычного размера.

Отец сбегал и привел брата и детей, в том числе и нашего героя (близко к «личинке» им, конечно, запретили подходить, но дети все видели). За то время, пока отец бегал за свидетелями, существо, а точнее, существа, проползли примерно пару метров. У отрицающих всякую мистику советских инженеров просто с диким скрежетом ехала крыша от того, что они видели перед собой. Личинки медленно и невозмутимо ползли по прямой таким образом, что создавалась иллюзия, будто это единый организм, в то время как вблизи прекрасно было видно, что каждая из них двигалась самостоятельно, меняясь местами с личинкой ниже или выше себя, но неизменно сохраняя видимость целого насекомого.

Отцовский брат даже потыкал стаю личинок веточкой — они забирались на нее, но никакого интереса к вмешательству не проявляли и стремились слиться с остальной массой. Траву стая не жрала — было ощущение, что этот «трансформер» двигался абсолютно бесцельно и беспричинно. Он полз даже не в лес, а просто вперёд, в поле.

Взрослые строго-настрого наказали детям не подходить к этой страшной «каракатице» и увели их домой, но те все равно спустя пару часов, накликав остальных знакомых деревенских ребятишек, сломя голову побежали искать «личинку». И нашли — она отползла где-то на пару сотен метров. За ней долго наблюдали и иногда тыкали палочками. Кто-то предлагал топнуть по колонии личинок ногой, но, разумеется, никто не решился. Когда начало темнеть, дети разошлись по домам.

Аноним 30.05.2013

Я раньше обожала старые фотки — выцветшие, с заломами, подписанные фиолетовыми чернилами. Любила разглядывать лица людей на фото, представлять себе, какими они были, как жили, о чем мечтали, кого любили. Семейные альбомы я хранила бережно, хотела показать сыну, когда подрастет, рассказать ему историю нашей семьи. А теперь думаю, что этого никогда не произойдет. Я сделаю все, чтобы мой ребенок никогда не увидел эти фото, никогда не пережил такой же ужас, как я.

Эти фотографии я нашла в кладовке. Старый запыленный альбом, который явно очень давно не открывали. Сначала аж запищала от восторга, думала, сколько интересного там есть! Хотя альбом производил странное впечатление: черная обложка, металлические уголки, слипшиеся страницы и какой-то затхлый, неприятный запах.

Отряхнула альбом, взяла лупу и открыла первую страницу. Сначала удивило то, что ни одна фотография не была подписана. Ну, вроде «Тетя Маша в санатории» или «Дядя Миша на рыбалке». Да и не было там таких снимков. В основном это была панорама какой-то деревни — старые покосившиеся дома, подслеповатые окошки, ветхие заборы, общее впечатление разрухи и тоскливой обреченности… Снимков было около 15, все черно-белые, на всех одно и то же — дома, заборы, хмурое низкое небо. Ни людей, ни какой-либо живности на фотках не наблюдалось. Я долго думала, зачем фотографировать эту рухлядь и тем более хранить в альбоме, потом просто забросила его подальше и забыла о нем.

Пару месяцев спустя я снова наткнулась на альбом в ходе грандиозной уборки, когда уронила его. Стала поднимать, и он открылся на одном снимке. Я мельком бросила взгляд и остолбенела. Фото изменилось — в окне явно был виден силуэт человека. Через лупу изображение стало еще отчетливей — человек стоял около окна и смотрел через занавеску. Я проглядела другие снимки — больше нигде ничего не поменялось.

В третий раз альбом я открыла через пару дней, пролистала и стала истерически смеяться. На третьей фотографии тоже появились люди — старушка у забора и неясные очертания фигуры у дома: видно было только голову и половину туловища. Я не знала, что думать, но точно была уверена, что раньше этих фигур на снимках не было. Я бы их заметила через лупу.

Альбом я спрятала подальше и не открывала еще пару недель. Потом не выдержала и заглянула. Конечно, они были там: и старушка, и человек в окне, мужичок в мятой рубахе вышел из-за дома. А еще появились новые люди: две весьма объемистые тетки на первом снимке, дедок на предпоследнем. Они сидели, стояли, и все, все до единого смотрели прямо на меня. Не так, как люди смотрят в объектив, когда их снимают, а так, словно бы наблюдали за мной через эти пожелтевшие кусочки бумаги. И взгляды у них были недобрые. Угрюмые, враждебные, насупленные — ни одного приветливого лица я не видела. И еще у всех был дефект внешности: чересчур высокий лоб и тонкий, будто провалившийся, нос.

Аноним 30.05.2013

С холмов было видно, что вдалеке находится ещё какая-то деревня. Мы спросили у местных жителей, что там находится. Они ответили — мол, деревня та старая и заброшенная, года эдак с двухтысячного оттуда ни слуху, ни духу, никто там больше не живет. И тут интерес, как обычно бывает, разгорелся в крови. Мы сели в машину и поехали к деревне. Дороги туда не было, все пути заросли, но все же добраться мы смогли. В надежде найти какие-нибудь оставленные вещи мы стали обыскивать дома. Нехорошо это, конечно, но ведь все равно никому не нужно было... Но странности начали появляться с самого первого дома.

Весь в многолетней пыли, дом выглядел пугающе, но в нем пахло не пылью и сыростью, а гнилью, как от трупов. Я, конечно, был в сомнениях. Может, чудится? Но стоило мне пройти в кухню, как все сомнения отпали — за столом сидели два сгнивших напрочь трупа. Пулей вылетев из дома, я увидел своих друзей, которые тоже были в смятении. Оказалось, что в тех домах, в которых были они, тоже были мертвецы. Мы уже собирались вместе поисследовать дома подробнее, чтобы выяснить, что произошло, как в одном из домов загорелся свет и за окном показался чей-то силуэт. Позабыва всю свою смелость, мы прыгнули в машину и дали по газам.

Что это было, мы так и не узнали. Но то, что в той деревне что-то не то, всем понятно. Насчет света в окне — я сейчас уже думаю, что нам почудилось. В деревне все немногие жители явно погибли сразу, но узнать обе этом месте подробнее так и не удалось.

Аноним 30.05.2013

Хотелось бы рассказать историю, из-за которой я чуть с ума не сошёл. Всё началось где-то чуть меньше года назад. Я тогда как раз закончил школу, едва не вытянув на серебряную медаль. Подал документы в университет и прошел по баллам. Поэтому остаток лета можно было ни о чем не заботиться.

Моя квартира находилась на первом этаже. Выглядела она примерно так: представьте себе букву Е, повернутую на 90 градусов по часовой стрелке. Выход находился слева. Первая «палка» — кухня, вторая — зал и спальня родителей, третья (самая дальняя от входа) — моя комната. Мать еще в конце мая уехала на командировку в Москву. Отец работал с утра до поздней ночи, домашних животных у нас нет, в итоге я почти весь день находился в квартире один. Естественно, дома почти не сидел, так как по натуре общительный и предпочитаю куда-нибудь сходить с девушкой или просто пойти с друзьями. Квартира использовалась как перевалочный пункт — заскочить поесть, поспать или немного посидеть за компьютером.

И вот в разгаре лета как-то раз я споткнулся на улице почти что на ровном месте и подвернул ногу. Врач в травмпункте сказал, что ничего опасного нет, но лучше деньков пять-шесть посидеть дома. Я решил, что так и сделаю.

На кухне делать было особо нечего, моя комната маленькая — только кровать да шкаф, поэтому большую часть времени я проводил в зале, сидя в интернете. Однажды я обратил внимание на то, что на кухне раздается едва слышный шум. Сначала я решил, что это просто показалось. Но где-то минуты через три шум повторился. Он был похож на какой-то очень тихий шорох, вроде полиэтиленового пакета. Я подумал, что это пакет и есть: может, ветром сдуло из-за неприкрытого окна, но все-таки решил проверить.

На кухне ничего, что могло бы произвести подобный шум, не было. Пожав плечами, я было развернулся — и застыл. Было очень жуткое и внезапное чувство, словно прямо за спиной кто-то стоит и неотрывно смотрит в затылок. Я от неожиданности даже обернуться не смог, кое-как прошел в коридор и только тогда посмотрел назад. Никого не было, но чувство не пропадало.

Решив, что это такой странный глюк, я вернулся в зал. Постепенно чувство страха отпустило, я даже стал посмеиваться над самим собой, опять залез в интернет. Практически через минуту стало слышно шаги. Даже не совсем шаги, а такой сухой, слабый шорох, ритмичный и почему-то пугающий. Я на всякий случай громко спросил: «Кто здесь?». Шаги не прекращались. Я буквально кожей ощутил, что мимо закрытой двери зала в коридоре кто-то прошел в мою комнату, а потом обратно. Ни в коридоре, ни в комнате никого не было.

Больше в этот день шагов слышно не было. Когда отец пришел домой (а это было где-то часов в 11 вечера), я рассказал ему об этой истории. Отец устало посмотрел на меня, сказал, что ничего подобного раньше он не слышал, и пошел спать, даже ужинать не стал — он постоянно выматывался, ибо работал грузчиком.

Аноним 29.05.2013

В детстве мама запрещала мне ходить в подвал нашего дома, но я до невозможности хотел увидеть, что издаёт странные звуки, так похожие на тявканье щенка — тем более, что я всегда хотел завести собаку.

Как-то раз, улучив момент, когда дверь в подвал была незапертой, я на цыпочках забрался туда — просто хотел взглянуть на щенка. Впрочем, щенка я не нашел. Мама увидела меня и накричала, хотя никогда раньше так не делала. Я испугался и начал плакать. Она смягчилась — извинилась, дала мне печенье и сказала, чтобы я никогда-никогда не ходил в подвал снова.

Я поблагодарил маму за печенье и не стал спрашивать, почему тот мальчик скулил как собака и почему у него не было рук и ног.

Аноним 29.05.2013

Ночь, примерно три часа. Я лежу на своей кровати в том состоянии полусна, когда алкоголь в крови не даёт организму полностью отключиться. Шторы задёрнуты, в комнате серо.

Открывается дверь и заходит моя бабушка. Она проходит мимо, не обращая на меня внимания, и открывает нараспашку окно. Я не успеваю сообразить, что происходит и зачем так распахивать окно, когда на улице зима и мороз, как бабушка, бормоча что-то себе под нос, бросает в окно клок длинных чёрных волос. Со странным чувством я привстаю на кровати, чтобы лучше это рассмотреть. А бабушка, всё так же не обращая на меня никакого внимания, бросает в окно нашего кота. Он, как в замедленной съемке, делает страшную дугу в воздухе и скрывается из виду. В моей голове за доли секунды проскакивают мысли о том, что мы на пятом этаже, что за окном темно и холодно. Происходящее никак не укладывается в голове, и я, наконец, нахожу свой голос:

— Что ты делаешь?!

Бабушка оборачивается ко мне, и я ужасаюсь её лицу. Оно искажено гримасой злобы. Она замечает мою реакцию и пытается как-то улыбнуться, что не делает её менее похожей на демона. Да, она похожа на кого угодно — на ведьму, злую цыганку, самого дьявола, — но только не на мою бабушку. И она говорит:

— Ты знаешь, что твоя мама уже шестой раз за этот месяц была у врача? У нее опухоль. Она умирает.

Я пытаюсь осмыслить сказанное.

— Умира... что? Что ты сейчас сделала? — я пытаюсь подобрать слова.

— Не переживай, — говорит бабушка успокаивающим тоном, — так надо.

Она берет подушку и медленно кладёт мне на лицо. Я понимаю, что у меня нет сил, чтобы сопротивляться. Я просто медленно умираю — становлюсь маленькой-маленькой и бессильной. И в последний миг я понимаю, что теперь моя очередь. Она выбрасывает меня в окно, как кота.

Секунды растягиваются в вечность. Я падаю вниз. Моя последняя мысль — мне расслабиться или, наоборот, сгруппироваться? И имеет ли это значение, если ты падаешь с пятого этажа?..

* * *

Вместо удара о землю я открываю глаза. Я в своей комнате, на своей кровати, дверь закрыта. Но что-то не так. Бабушки нет, но за дверью какой-то шум.

Я поднимаюсь и выхожу из своей комнаты. Что-то случилось на кухне: мебель передвинута, посреди кухни стоит стол, который раньше был у стены. За столом сидит мама и шатается вперед-назад, как ненормальная. То ли смеется, то ли плачет. Я не вижу ее лица, но не это вызывает у меня ужас: перед мамой сантиметрах в двадцати над столом над в воздухе парит кастрюля. Она быстро вертится вокруг своей оси, крышка прыгает, как будто внутри что-то кипит. Мама не смотрит на меня, не замечает.

У меня снова нет голоса. Я застываю посреди этого сумасшествия. И вдруг, спустя время, из меня вырывается просто нечеловеческий протяжный вопль. Это не визг, не крик, это почти плач. Я кричу, пока в легких не заканчивается воздух.

Аноним 29.05.2013

Сидел я, наворачивал тушёнку прямо из банки вилкой. Холостяк, что с меня взять. Открыл шкафчик под раковиной, где у меня располагается мусорка, чтобы выкинуть банку, и обнаружил, что ведро переполнено. Со вздохом решился пойти выбросить мусор.

Погружённый в философские размышления, почему такое высокоразвитое существо, как человек, обязано выполнять такие низменные обязательства, как таскание вонючего ведра, я добрался до помойки. Из за стенок П-образного бетонного ограждения ещё не было видно, что происходит на территории помойки, но я услышал, что там кто-то копошится. «Бомжи», — подумал я.

Когда я обошёл ограждение, выяснилось, что ворошилось в мусоре некое карликовое существо. Высотой существо было не больше 130 сантиметров, одето в поношенные грязные детские одеяния. Тщедушное тело было повёрнуто ко мне спиной. На душе мне вдруг стало невыносимо мерзко, что в нашем мире происходят такие вещи. Я огляделся, но взрослых вокруг не обнаружил. По отчаянным копаниям в мусоре и дико изношенной одежде было понятно, что ребёнок находится в крайней нужде.

Зрелище копошащегося в мусоре ребёнка одновременно разрывало сердце и при этом завораживало. Я застыл в оцепенении. Я не знал, что делать. Вызвать органы опеки?.. Да, определённо — нужно вернуться домой и позвонить в органы опеки...

Тут копошащийся ребёнок прекратил свою деятельность и замер — он понял, что за ним наблюдают. Мне отчего-то стало страшно. Мне представилось, что сейчас ребёнок обернётся абсолютным злом и набросится на меня, как хищник. Моё сердце заколотилось в бешеном ритме, дыхание стало горячим и частым.

И тут это существо обернулось.

Это действительно был ребёнок. Но лицо его было столь безобразным, что, казалось, человек в принципе не может быть таким безобразным. Асимметричное лицо с абсолютно нелепыми чертами. Одно веко было приопущено. Ребёнок был жутко истощён, на лице были следы сильных побоев. Он посмотрел на меня с таким жалостливым выражением, что я увидел в его глазах только один вопрос: «За что? За что мир так жестоко со мной обошёлся?».

На меня накатила тошнота. Ведро выпало у меня из рук, и я в спешке удалился домой. Дома мне стало невыносимо мерзко, в памяти постоянно всплывал образ безобразного детского лица с нескончаемой тоской и отчаянием в глазах.

Мне стало жутко стыдно и плохо на душе. Я тогда напился, пытаясь выкинуть из головы этот образ. Вспоминал доброту собственной матери, уют и заботу, которыми я был окружён в детстве — но тут же лишь ещё ярче представлял, каково это быть обездоленным жалким уродцем без единого шанса на нормальную жизнь. Без малейшей надежды.

Я смотрю в окно — на серое, уродливое, заполоненное людьми здание. На изгаженную, грязную холодную улицу. И мне страшно.

Просто страшно.

Аноним 29.05.2013

Это было давно. Можно сказать, что это было неправдой, но это было. А все началось с того, что мы купили этот проклятый дом.

Был летний денек, и мы с семьей, вызвонив через газету какую-то бабку — хозяйку домика, отправились его смотреть. Ну, чего уж говорить, дом был хорош! Снаружи стены с облупившейся краской, однако внутри все выглядело довольно мило. Стояло немного мебели, были поклеены симпатичные обои. Было светло. Но в этом доме мне сразу что-то не понравилось. Что-то здесь было не так, и все мы это знали. Однако никто не показывал виду. Дом родителям понравился, они были просто в восторге. Купили мы его за какие-то гроши, хотя в доме осталась вся обстановка и все инструменты. То есть это были не совсем гроши, но цена всё равно казалась смехотворной.

В год покупки домика мы редко ездили на дачу. Было много других дел. Но иногда всё-таки мы просто так приезжали на дачу. Без ночевок. Просто сидели в этом «чудном» доме. Мне он все больше и больше переставал нравиться…

На следующий год в домике начались работы. Огород был запущен, и мы пропарились с ним где-то половину лета. В середине июля мы решили остаться на ночь всей семьей. Мне это не пришлось по духу, однако родители и сестра были рады. Закрыли на ночь ставни, прикрыли дверь, укрылись кучей одеял и уснули.

Проснулся я посреди ночи от непонятного страха. Было тихо, родители и сестра спали. Мне не спалось. Вдруг раздался странный скрип во дворе, будто открыли давно не промасленную дверь. Послышались шаги и стихли. Кто-то прошелся по нашему дворику. Но кто? Воры? Наркоманы? Скорее всего, нет. Что им делать здесь посреди ночи? Входная дверь была закрыта, и бояться было нечего. Но все же я ощутил некое присутствие в доме, хотя никого чужого рядом не было.

Тем летом мы еще несколько раз ночевали на даче, но во время этих ночевок я не просыпался, как в первый раз. Наступила зима. На дачу мы не ездили. Однако несколько раз мне снился один и тот же сон: ночь, темнота, я подхожу к своей даче со стороны дороги. Дом пуст и безжизненен — так кажется издалека. Но когда я подхожу к дому, дверь распахивается. Кто-то ждет меня там.… И на этом месте я просыпался. Ничего особенного, просто кошмар, но меня он почему-то пугал.

Наступило еще одно лето. На дачу я ездил с большой неохотой. Дом как дом, поработал-отдохнул, но все это меня почему-то напрягало.

Снова ночевка, и снова я просыпаюсь среди ночи. Опять это ощущение присутствия… Слышу шаги в соседней комнате. Родители спят. Не знаю, кто там шагает — залезаю под одеяло и засыпаю… Отчетливо помню, что мне опять приснился сон. Тот же самый, что зимой, но на сей раз летом и на этой ужасной даче. Опять подхожу со стороны дороги, захожу в дом. Тишина… Захожу в комнату, где мы спим. Вижу родителей спящими. Меня с ними нет. Шаги за спиной. Оборачиваюсь…

Просыпаюсь. На улице светло, родители уже не спят. Но сон и шаги заставляют крепко задуматься.