Тема :
Аноним 30.05.2013

В 2004 году я должен был встретиться на железнодорожной станции Сисим с командой из Новосибирска и сплавиться с ними по горной реке Сисим. Приехал я поездом Москва — Абакан и выехал из Абакана Красноярским поездом. Проводник не разбудил вовремя, и я проснулся, когда поезд уже отходил от нужной мне станции. Пришлось выходить на следующей станции — Жетка. На станции народу не было, и я пошёл спрашивать, как выйти на трассу. Там вдоль железной дороги идёт грунтовая дорога. Решил остановить машину, или, на крайний случай, дойти до станции Сисим пешком — это примерно 13 километров. Мужчина, которого я встретил, показал, как идти к дороге, и начал отговаривать: сказал, что уже ночь, что до утра меня никто не посадит. Он был пьяный, и я, как опытный автостопщик, в душе посмеялся над ним и смело пошёл на трассу. Я спешил, потому что люди меня ждали и наверняка уже заволновались.

Я был удивлён сибирским «гостеприимством». За три часа, пока я сидел на рюкзаке на обочине, проехало несколько «ВАЗов», джип, три грузовика — и никто даже не притормозил, а наоборот, как будто специально ускорялись. В итоге я пошёл пешком, рассчитывая пройти путь за 3-4 часа.

Ночь была совершенно чёрная, кругом тайга, и мне было не по себе и очень одиноко. Я был один, как в космосе. Даже звери и птицы молчали, и только редкие звёзды светили через дыры в тучах. Я уже не верил в удачу, но когда сзади заревел мотор, я повернулся и начал махать руками. Огромный лесовоз в туче пыли встал метрах в ста впереди меня. Я бегом, мотаясь под рюкзаком, побежал к нему. В кабине сидели два водителя. Они помогли закинуть рюкзак в кабину и повезли меня до Сисима. Оба были пьяные, угостили меня отличным медовым самогоном и всё удивлялись, как это я рискнул пойти ночью по дороге через тайгу, вдруг медведь или ещё что-нибудь... А когда я отвечал, что у меня всё в порядке, что рядом железная дорога и потому медведи пуганые, они начали как-то странно переглядываться и нехорошо усмехаться. Я спросил их, в чём дело, они перестали улыбаться и просто предложили ещё выпить из горла.

Мы ехали не торопясь, и вдруг фары выхватили из темноты одинокую фигуру. Это был стоящий неподвижно человек. В ярком свете было видно, что он одет в обычную одежду вроде энцефалитки, но довольно потрёпанную, с рюкзаком, я даже заметил, что на нём сапоги. Но — лица у него не было. Было что-то чёрное, как дыра. И при этом он из этой темноты в упор на нас смотрел — ждал, когда мы остановимся. Это длилось секунды, но было ощущение, что они растянулись в долгие минуты. Я похолодел от ужаса, а водитель, который был за рулём, завизжал, как женщина, и крутанул руль, чтобы объехать этого человека (при этом нас чуть не вынесло на обочину), потом нажал на газ. Было такое чувство, что «это» летит за нами где-то рядом, и вот-вот заглянет нам в окно.

Сбросили скорость, только когда доехали до станции. Мы ещё посидели в кабине, мужчины мне просто протянули бутылку и сказали: «Пей».

В. Панфилов 30.05.2013

Мать была несчастна.

Она похоронила Мужа и Сына, и Внуков, и Правнуков.

Она помнила их маленькими и толстощекими и седыми и сгорбленными.

Мать ощущала себя одинокой березкой среди выжженного Временем леса.

Мать молила даровать ей Смерть: любую, самую мучительную.

Ибо она устала жить.

Но приходилось жить дальше...

И единственной отрадой для Матери были Внуки ее Внуков, такие же глазастые и пухлощекие. И она нянчилась с ними и рассказывала им всю Жизнь, и Жизнь своих детей и своих внуков...

Но однажды Гигантские Слепящие Столбы выросли вокруг Матери, и она видела, как сгорали заживо ее праправнуки, и сама кричала от боли плавящейся кожи и тянула к Небу иссохшие желтые руки и проклинала его за свою Судьбу.

Но Небо ответило новым свистом разрезаемого воздуха и новыми вспышками Огненной Смерти.

И в судорогах, заволновалась Земля, и миллионы душ вспорхнули в Космос.

А Планета напряглась в ядерной апоплексии и разорвалась вдрызг...

* * *

Маленькая розовая Фея, покачиваясь на янтарной веточке, уже в который раз щебетала своим подружкам о том, как много лет назад, пролетая на другой конец Вселенной, она заметила голубовато-зеленую, сверкающую в лучах Космоса небольшую Планету.

— Ах, она так чудесна! Ах! Она так прекрасна! — ворковала Фея. — Я весь день летала над изумрудными полями! Лазурными озерами! Серебристыми реками! Мне было так хорошо, что я решила совершить какое-нибудь Доброе Дело! И я увидела Мальчика, одиноко сидящего на берегу усталого пруда, и я подлетела к нему и прошептала: «Я хочу выполнить твое Заветное Желание! Скажи мне его!». И Мальчик поднял на меня прекрасные темные глаза: «У моей Мамы сегодня день рождения. Я хочу, чтобы Она, несмотря ни на что, жила вечно!».

— Ах, какое благородное желание! Ах, какое оно искреннее! Ах, какое оно возвышенное! — пели маленькие Феи. — Ах, как счастлива эта Женщина, имеющая такого благородного сына!

* * *

В оранжевом от звезд и комет Космосе мчались раскаленные куски разорвавшейся Планеты.

И на одном из черных обломков сидела Мать, застывшая в Отчаянии и Бессмертии...

Аноним 30.05.2013

Когда я еще школьником был, наш классный руководитель однажды рассказала нам одну историю, впечатавшуюся мне в память. Это была женщина пенсионного возраста, с большим опытом работы в школе, проводившая в жизнь не одно поколение выпускников. В тот день она начала урок не как обычно — то есть с переклички или проверки домашних заданий. Она была в плохом настроении. Поводом стал инцидент, недавно случившийся в школе — одного парня из 8-го класса избили после уроков за то, что он «не такой, как все». Учился так себе, спортом не занимался, был худеньким, с кривой осанкой и длинными грязными волосами, много времени любил проводить за компьютерными играми.

Так вот, наш классный руководитель в тот день решила начать урок с пересказа истории, произошедшей в середине 90-х годов. Она тогда тоже работала учительницей, только в другой школе. Был у нее класс, мягко говоря, «распущенный». Время было такое — хотя не знаю, лучше ли сейчас? Класс был 9-й «в», состоящий из 26 человек. И парни, и девушки вели себя на уроках плохо. От всех отличался лишь ученик по имени Степан. Он учился получше остальных, читал книги и всегда сторонился шумных компаний. К нему раньше относились более-менее лояльно, но в 9-м классе он окончательно стал объектом для насмешек. Каждый, чтобы самоутвердиться, должен был нанести ему подзатыльник или что-то вроде того. Терпел он издевательства долго, не отвечал никакими действиями. Бывало, его находили в туалете на переменах — он там плакал навзрыд.

В один из учебных дней на перемене Степана силком затащили в женский туалет, макнули головой в унитаз и оставили его там. На урок он не пришел и вообще пропал. Не приходил около недели. Потом, конечно, стал приходить, но в порыве ненависти после очередных издевательств угрожал своим одноклассникам расправой, «как с теми кошками». Никто, конечно, не понял, о чем идет речь.

Позже все стало ясно. В подвале дома Степана родители обнаружили истерзанных кошек. По словам очевидцев, трупы кошек висели на растянутой нитке. Подвешены они были за ноги. На них не было шкуры, головы были отрезаны. Насчитали 11 трупов несчастных кошек.

Степан сам во всем сознался. Оказалось, что он просто вымещал всю свою злобу и обиду на этих ни в чем не повинных кошках. Его признали психически больным и положили в психбольницу.

Наш классный руководитель рассказывала эту историю с болью в душе. Мол, хороший был парень, да довели до такого состояния. «Не будьте так жестоки друг к другу», — сказала она, хоть в нашем классе ничего подобного и не происходило.

Аноним 30.05.2013

Я живу с родителями, хотя мне уже 20 лет. Иногда получается так, что оба родителя работают в ночную смену, и квартира оказывается полностью в моем распоряжении. В одну из таких ночей я проснулся посреди ночи и почувствовал, что сильно вспотел под одеялом. Захотел скинуть его, но не смог — тело как будто налилось свинцом. Первой мыслью было, что я наконец-то испытал сонный паралич, но меня удивило то, что головой я могу шевелить, хоть и слегка. Прошло минут пять, а тело всё не повиновалось мне. Я стал прилагать усилия, чтобы пошевелиться. Вскоре получилось немножко «раскачать» тело, и я, будто освобождаясь от тяжелых оков, с облегчением перевернулся на спину. И увидел, что посреди комнаты стоит высокая человеческая фигура. Лица и деталей одежды я увидеть не мог — только силуэт. И у него был какой-то странный запах, напоминающий запах сырой земли вперемешку с потом. Я лежал и смотрел на него несколько секунд, боясь пошевелиться. Но когда он молча двинулся к моему дивану, я не выдержал: закричал, вскочил с постели, выбежал в коридор и закрыл дверь, приперев её комодом.

Немного успокоившись, я включил свет и выпил чаю. Решив, что это был сон или все-таки сонный паралич, направился в комнату. Отодвинул комод и спокойно открыл дверь, и тут из темноты мне на плечо легла и сильно придавила к полу чья-то рука...

Очнулся я в комнате своего друга, живущего в съемной квартире в соседнем доме. Я был завернут в одеяло и одет в одни трусы; друг рассказал, что я разбудил его звонком в домофон полчаса назад и вел себя как человек, вырвавшийся из камеры пыток. Когда рассвело, то я вернулся домой и ничего, конечно, не обнаружил. Но с тех пор мне очень неуютно в собственной комнате — иногда вечером или ночью я снова чувствую чье-то постороннее присутствие. Собираюсь в ближайшее время всё-таки съехать в отдельную квартиру, пусть и съемную. Надеюсь только, что там не повторится то же самое...

Аноним 30.05.2013

На часах было 3.15 ночи. Я проснулся от жуткого визга сверху. Было такое ощущение, что соседи, проживающие этажом выше, на ночь глядя решили устроить тотальное выяснение отношений. И это за четыре часа до рабочего дня понедельника!

Должен отметить, что семейка была та еще. Вечно пьяный придурок, от которого разило за двести метров коктейлем из пота и перегара, его жирнющая женушка, вечно устраивающая сцены с битьем посуды и вышвыриванием вонючих вещей в окно, и триумф их совместной жизни — двадцатилетний сын Иван с синдромом Дауна. Его любимым занятием было бегать по подъезду и жать кнопки звонков во всех квартирах, отчего он, видимо, получал несказанное удовольствие.

Встав с кровати и пробормотав что-то матерное и недовольное, я отправился на кухню. Включив там свет, закурил сигарету, выпил стакан воды, выглянул в окно. Стояла летняя теплая звездная ночь, было темно, людей не было. Еще бы — четвертый час, мать его! Интересно, но кроме визга, разбудившего меня, никаких признаков активности я не услышал, поэтому выкинул бычок в окно и отправился в свою кровать, чтобы забуриться под одеяло и продолжить просмотр своих изумительных добрых снов, никак не связанных с унылым понедельником.

Не успев сомкнуть глаза, я вскочил с кровати от грохота сверху, как будто что-то очень тяжёлое упало. Я думал, сейчас рухнет потолок, даже побелка немного осыпалась на мою кровать. «Твою ж мать», — вертелось в моей голове в тот момент, когда я в спешке натягивал джинсы. Настроение было ни к черту, хотелось спать, но нет же — нужно идти к соседям-алкашам узнать, чего там приключилось.

Открыв входную дверь, я обнаружил, что в подъезде нет света, а с учетом того, что на улице была ночь, не видно было абсолютно ничего. Должно быть, снова лампочка перегорела. Взяв из тумбочки фонарь, я отправился навстречу своим ночным приключениям. Поднявшись этажом выше, подошел к облезлой деревянной двери злополучной семейки. По дверному глазку было видно, что в коридоре их квартиры горит свет. Промедлив пару секунд, я нажал кнопку звонка. Никакой ответной реакции не последовало. Позвонил еще раз. Ничего. «Да ну и чёрт с ним», — сказал не громко и только собрался развернуться, чтобы уйти, как заметил, что тусклый свет, исходящий из глазка, пропал. Кто-то стоял на той стороне двери и смотрел прямо на меня. «Ну, наконец-то!» — подумал я и уже собрался лицезреть еле стоящего на ногах хозяина квартиры, пытающегося объяснить, чего же такого случилось, но никакого действия не было. Я стоял в темном подъезде с фонариком в руках, понимая, что кто-то наблюдает за мной с той стороны двери.

Я оценил ситуацию со стороны, и мне стало не по себе. Решив, что лучшим вариантом будет вернуться в свою квартиру, я развернулся и двинулся к лестнице, освещая фонариков путь. Ощущение пристального взгляда со спины не покидало меня.

Аноним 30.05.2013

Привет всем. Особый привет я хочу передать молодым выпускникам, которые, не устроившись по специальности, пополнили собой ряды курьеров, продавцов-консультантов, менеджеров низшего звена и т. п. Ребята, я был точно таким же. Никаких перспектив и никакого самоуважения после нескольких проваленных собеседований в крупных фирмах. Но, надо же было как-то зарабатывать трудовую копейку — и я устроился менеджером по продажам водных счетчиков.

Суть работы заключалась в том, что я организовывал собрания жильцов подъездов многоквартирных домов и «впаривал» гражданам наши самые лучшие в мире приборы учета расхода воды. Стоит ли говорить, что работа была специфическая — ругательства с пенсионерами, споры с идиотами, унижения, стресс — для меня, человека, мягко говоря, нелюдимого, это было сущей пыткой. Последней каплей в чашу страданий был случай, о котором я хочу вам рассказать.

В один мрачный октябрьский день я, как обычно, поднялся на 9-й этаж панельного дома на улице Норвежской. Я должен был обзвонить все квартиры и пригласить жильцов на собрание, которое должно было пройти на первом этаже. Как и всякий раз, кто-то обещал прийти, кто-то отнекивался, кто-то подходил к двери, смотрел в глазок и не открывал.

Вскоре я добрался до второго или третьего этажа — точно не помню — и позвонил в квартиру №57. Из-за деревянной обшарпанной двери послышался голос: «Кто ты?». Я, в свою очередь бодро и громко начал объяснять, что сейчас в подъезде будет проведено собрание, что я представитель лучшей во Вселенной фирмы и всю прочую лабуду. Тот же голос вновь спросил: «Кто ты?» (я не мог определить, кому он принадлежит — мужчине или женщине, но было понятно, что со мной разговаривал старый, выживший из ума человек). Я немного растерялся, но вновь представился — Сергей Максимов, менеджер фирмы «Скамтек». После третьего вопроса: «Кто ты?» — я понял, что говорить бесполезно, и пошел дальше, вот только за злополучной дверью всё чаще, громче и злее раздавался этот вопрос. В связи с тем, что на лестничной площадке шум нарастал, я отправился вниз, на первый этаж. Там уже собрались три старушки, с которыми я еще раз поздоровался, раздал визитки и начал развлекать своими сказками о фантастической экономии на квартплате. Всё поначалу шло хорошо, но минуты через три шум из 57-й квартиры стал слышен и внизу — стало неудобно разговаривать. Вниз спустилась женщина с 4-го этажа и сказала одной из старушек: «Валентина Павловна, там эта проснулась, идите домой…». Старушки всей гурьбой забрались в лифт и умчались в свои квартиры. Мне же спустившаяся женщина сказала: «А вы уходите, сегодня не придёт никто уж, давайте-давайте».

Да, рабочий вечер начался неудачно. Я вышел из подъезда на промозглый уличный воздух. Уже темнело, в окнах домов горел свет. Я отошел от дома на пару метров и взглядом нашел окна квартиры №57. Свет не горел, но занавеска дернулась, едва я поднял на нее глаза.

Нужно было работать дальше.

Стивен Кинг 30.05.2013

Публикуем на сайте один из первых рассказов Стивена Кинга, который был написан им ещё во времена учёбы в школе:

-----

Оглторп Крейтер был уродливым, маленьким, жалким ребёнком. Он до безумия любил мучить собак и кошек, выдёргивать крылья у мух и наблюдать, как извиваются черви в его руках, когда он разрывал их на части (это перестало быть забавным, когда он узнал, что черви не чувствуют боли). Но мать его по глупости закрывала глаза на его недостатки и садистские наклонности.

Однажды повариха открыла дверь почти в истерике, когда Оглторп с матерью пришли домой из кино.

— Этот ужасный маленький мальчик натянул верёвку поперёк лестницы в подвал, и, когда я спускалась туда за картошкой, я упала и чуть не убилась насмерть! — закричала она.

— Не верь ей! Не верь ей! Она ненавидит меня! — завопил бедный маленький Оглторп со слезами на глазах и начал рыдать, будто его сердце было готово разорваться.

Мать уволила повариху, и Оглторп — дорогой маленький Оглторп — отправился в свою комнату втыкать иголки в своего пса Спотти. Когда мама спросила, из-за чего кричит Спотти, Оглторп ответил, что ему в лапу попали осколки стекла. Он сказал, что вытаскивает их. Мама подумала, что маленький Оглторп — воплощение ангельской доброты...

Однажды, когда Оглторп был в поле в поисках очередных жертв для пыток, он обнаружил глубокий, тёмный колодец. Он крикнул вниз в надежде услышать эхо:

— Привет!

Ему ответил мягкий голос:

— Привет, Оглторп.

Оглторп посмотрел вниз, но ничего не увидел.

— Кто ты? — спросил Оглторп.

— Спускайся, — сказал голос. — Мы здорово повеселимся.

И Оглторп спустился вниз.

Прошёл день, а Оглторп не возвращался. Мама позвонила в полицию, были организованны поиски. Больше месяца они искали маленького Оглторпа. Они нашли его, когда уже почти сдались, в колодце, мёртвого, как дверной гвоздь. Но КАК он умер!..

Его руки были выдернуты, как крылья у мух. Иголки торчали из его глаз. Было ещё много ужасного, о чём лучше не говорить.

Когда они накрывали его тело (вернее, то, что осталось от него) и уносили его прочь, им показалось, что они слышали смех, доносящийся со дна колодца.

Аноним 30.05.2013

Это произошло возле Лос-Анжелеса. Около ста лет назад большая группа шахтеров двигалась через тоннель, но как раз в тот момент он рухнул, и люди оказались погребенными в подземных пещерах. Людям пришлось бороться за свою жизнь, чтобы выжить: они пили воду, которая просачивалась сквозь грунт, ели крыс, которых удавалось поймать, а когда крысы закончились (а может, поумнели), погребенным заживо пришлось есть трупы умерших товарищей.

Люди верили, что помощь придет, но не сидели сложа руки, а копали выход, надеясь, что и спасатели тоже откапывают их. Прошло много лет, прежде чем им удалось выбраться наружу. Здесь несчастных ожидало два неприятных сюрприза. Во-первых, они так долго пробыли в темноте, что глаза их стали совершенно белыми и уже не могли выносить солнце, а во-вторых, люди узнали, что никто и не пытался их спасти — шахта была давно заброшена, поселок покинут. Им пришлось и дальше жить под землей и выходить наружу лишь по ночам. В полной темноте они бродили по шахтерскому поселку и прилегающим лесам.

Вскоре среди жителей близлежащих поселений началась паника: в лесу начали находить мёртвых жителей. И все эти трупы были полусъеденными.

Было и несколько счастливчиков, которым повезло убежать от людоедов. Эти чудом спасшиеся потом рассказали, что видели у людоедов белые глаза, которые светились в темноте.